Андрей Дорофеев

Великан и птицы

 

Жил-был на свете Великан. Жил он так давно, что уже никто и не помнит, что было на земле в те времена, но история о нем дошла до наших дней.

Великан был ростом с гору, у него были огромная голова, руки и ноги. Если посмотреть издалека, то может показаться, что он имеет довольно грозный вид, однако, приглядевшись получше, вы бы скоро заметили, что рот его вечно растянут в улыбке, и сразу всё ощущение опасности, которая могла бы от него исходить, куда-то пропадает.

На самом деле Великан был очень добрый, а любимым его занятием было сажать цветы и деревья. На его левом плече, как на клумбе, всегда зеленела всякая растительность и, когда какое-нибудь дерево или куст вырастали настолько сильно, что начинали щекотать Великану шею, тогда он осторожно отрывал его от своего тела, стараясь сохранить как можно больше корней, и пересаживал в сделанную пальцем ямку в земле. И, конечно, не забывал полить, зачерпнув ладонью воду из ближайшего водоема. А если вода была слишком холодной, то сначала набирал её в рот, чтобы согреть, и лишь после этого поливал.

А еще Великан любил, если видел подходящее для этого место, сеять семена растений. Он брал пригоршню из кармана у себя на животе и, делая широкий взмах рукой, осыпал плодородную землю. Зерен у него в кармане всегда было достаточно, ему их приносили его друзья - птицы, с которыми он очень дружил.

Со всех концов земли прилетали к Великану перелетные птицы, чтобы принести ему в своих клювах зерна и поведать о том, что видели и слышали. По очереди подлетали они

к своему большому другу и, бросив зерна ему в карман, усаживались на его правое плечо, поближе к уху, и рассказывали свои истории.

А Великан очень любил их слушать, особенно когда гулял или отдыхал в конце дня. Обычно, дослушав историю, он предлагал путешественнице подкрепить силы и полакомиться из своей ладони, в которой были намешаны зерна, ягоды и орехи, что принесли ранее другие птицы.

Так и жили они дружно и весело, пока не прилетела к Великану большая черная птица. Она ничего не принесла в своем клюве, а сразу уселась ему на плечо и принялась что-то быстро говорить.

После её слов улыбка исчезла с лица Великана. Он никогда ещё не слышал таких историй, которые рассказывала ему черная птица, и поэтому на лице его попеременно сменялись то удивление, то грусть, а то испуг. Исполин как зачарованный сидел и слушал, что говорила ему эта новая гостья и, казалось, позабыл обо всем на свете. Он все сидел и сидел, не двигаясь, пока она продолжала свой рассказ.

А птицы все также слетались к Великану со всего света, чтобы поделиться зернами и последними новостями, но, увидев, что у него на плече уже кто-то сидит, улетали и садились на ветки ближайших деревьев в ожидании своей очереди. Скоро их стало так много, что все деревья вокруг были усыпаны птицами всех цветов и размеров. Они галдели, нервничали, но не улетали, потому что им всем хотелось пообщаться со своим большим другом.

И вот одна маленькая, но очень решительная птичка устала ждать, когда плечо Великана освободиться и решила прогнать наглую гостью. Она стала летать вокруг большой черной птицы и громко кричать ей на своем птичьем языке, что той уже пора бы закончить рассказ и освободить место для других, но большая черная птица не обращала на нее никакого внимания.

Тогда, рассердившись, маленькая птичка бросилась на черную в надежде оттолкнуть её от уха Великана, но тут же пожалела об этом. Злая черная птица сильно клюнула её в крыло, и бедняга полетела вниз, на землю, где, чудом не разбившись, приземлилась и стала бегать по траве, волоча крыло и плача от боли.

Остальные птицы, увидев что произошло, сильно разозлились и решили наказать нахалку, захватившую плечо их друга и так жестоко обошедшуюся с маленькой смелой птичкой. Недолго посовещавшись, решили они все вместе разом напасть на захватчицу и прогнать.

Гурьбой кинулись они на неё, но как только приблизились, большая черная птица бросилась им на встречу и убила первых, что были у неё на пути.

Пушистыми цветными комочками убитые птицы попадали вниз, а остальные в страхе разлетелись. Больше никто не решался напасть на злодейку, да и размерами своими все птицы были сильно меньше её.

Они всё также сидели вокруг на ветвях деревьев, не решаясь приблизиться, и смотрели, как черная захватчица сидит рядом с ухом Великана, что-то ему рассказывает, и лишь изредка отлучается ненадолго, чтобы подкрепиться зернами из его кармана.

Прошло много дней, Великан все также заворожено сидел и слушал истории черной птицы, а тем временем мир вокруг стал изменяться не в лучшую сторону.

Птицы, прилетевшие из далеких стран в надежде встретиться с Великаном, поняли, что не стоит больше ждать, пока он обратит на них внимание, и улетели кто куда. Больше не звучали в лесах их радостные песни, а сами леса стали постепенно приходить в упадок и редеть, потому что Великан не вставал с места уже очень давно, и некому было сажать новые деревья.

Одна лишь маленькая птичка не улетела. Та самая, что первая храбро бросилась прогнать захватчицу и которую большая черная птица чуть не убила. Не имея возможности взлететь из-за своего больного крыла, она стала жить в высокой траве у ног исполина, питаясь зернами, которые случайно обронили прилетавшие птицы, не попав в карман.

Так день за днем она понемногу поправилась. Её крыло зажило, но так и осталось искалеченным навсегда, отчего птичка больше уже не могла далеко улететь или высоко подняться. Из-за этого она не знала, что происходит вокруг, и, так как давно уже не слышала в лесу голоса других птиц, стала беспокоиться, что случилось что-то недоброе.

Птичка чувствовала, что ей нужно, во что бы то ни стало поговорить с Великаном и узнать как у него дела. Поэтому однажды, собрав достаточно сил, она добралась до того места, где в сырой высокой траве возвышалась его левая ступня, и, делая короткие взмахи крыльями, стала медленно подниматься по гигантской ноге.

Темной громадиной сидел Великан неподвижно с закрытыми глазами на огромной скале как на стуле, руки лежали на коленях; правая ладонь, обычно полная угощением для птиц, теперь была пуста. Лишь по тому, как вздымается и опускается при дыхании его грудь, можно было понять, что он еще жив.

Весь покрытый грязью и пылью, с отросшими волосами, выглядел он крайне неухоженным, а лужайка с кустами и деревьями на его левом плече превратилась в густые заросли.

Все это увидела маленькая птичка, когда смогла, наконец, взобраться к Великану на колено.

Она не видела его правого плеча и не знала, сидит ли все еще там черная птица, поэтому решила выждать немного и понаблюдать.

Прошло немного времени, как вдруг что-то заслонило в небе солнце. Это большая черная птица слетела с плеча Великана и нырнула в карман на его груди, но вскоре вновь показалась наружу, сжимая в клюве семена и орехи. Злодейка не заметила маленькую птичку и вернулась на место, откуда прилетела.

Маленькая птичка поняла, что у неё не получится сейчас поговорить со своим другом, и стала думать, что ей делать дальше.

Можно было попытаться пробраться к его уху, когда черная птица в очередной раз спустится к карману, чтобы поесть, но птичка боялась, что она может не успеть и большая черная птица вернется раньше, чем она успеет крикнуть Великану хоть слово.

Тогда она решила попробовать незаметно пробраться к его левому уху. Все птицы знали, что Великан слышит только одним правым ухом, а левое его ухо, спрятанное теперь за прядями длинных волос и зарослями кустов и деревьев, не слышит давным-давно. Именно поэтому птицы всегда садились ему на правое плечо.

Несмотря на это, птаха все же надеялась, что, возможно, удастся докричаться до друга, тем более что выбора у нее все равно не было, и она продолжила подниматься, взбираясь его огромной руке.

Полдня ей понадобилось, чтобы добраться до того места, где кончалась рука Великана и начиналось плечо, заросшее деревьями и кустами.

Солнце уже почти опустилось за горы и становилось темно, поэтому пташка не решилась забираться в чащу и, спрятав голову под свое крыло, уснула под кустом. А утром, когда солнце вновь осветило землю, отдохнувшая и приободрившаяся птичка продолжила свой путь.

Несколько часов она пробиралась сквозь лес из растений, который за долгое время превратился дремучую чащу. Свет солнца еле пробивался сквозь густые кроны деревьев, и маленькой пташке было очень неуютно в этом лесу. Но всё же она неуклонно шла вперед и, наконец, выбралась из диких зарослей.

Перед ней возвышалась огромная голова Великана. Посмотрев вверх, птичка увидела, что ухо, к которому она так старалась попасть, закрыто густыми черными волосами, спадающими вниз на плечо. Каждый волос казался ей толщиной с веревку, и, чтобы освободить ухо, пташке пришлось весь остаток дня волос за волосом оттаскивать их в сторону.

Наконец, когда последние волосы были убраны, маленькая птичка смогла подлететь к уху и крикнуть в него:

- Великан, ты слышишь меня? Великан!

Но он её не слышал, хоть птичка снова и снова взлетала и кричала, кричала, кричала ему…

Она, конечно, понимала, что этим ухом он её не услышит, но всё же, надеялась на чудо.

Да и что ей еще оставалось делать?

Вспархивая в воздух, отчаянная пташка все ближе и ближе подлетала к отверстию в ухе, большому и темному, словно вход в пещеру. Ей казалось, что чем ближе она подлетит, тем легче будет Великану услышать её голос.

Взлетев в очередной раз, она вдруг приземлилась на краешек уха у самого входа. Еще покричав и ничего этим не добившись, птичка набралась храбрости и шагнула в ухо Великана.

Вокруг было темно и ничего не видно, но она пробиралась вперед на ощупь, продолжая кричать и звать своего друга. Она все шла и шла, словно по какому-то тоннелю, который, то извивался, делая резкие повороты, то раздваивался, и тогда птичке приходилось выбирать куда свернуть, чтобы идти дальше.

Она шла так долго, что и сама уже не знала, сколько времени прошло, а тоннель все не заканчивался. Бедная птаха попыталась было вернуться, но поняла, что не помнит дорогу назад. Осознав это, она обхватила свою голову крыльями и принялась горько рыдать, оплакивая свою несчастную судьбу.

Однако, слезами горю не поможешь, и, наплакавшись, птичка решила идти дальше, что бы там её не ожидало впереди.

Она давно уже ничего не ела и не отдыхала, но все равно из последних сил шла вперед в темноту, куда вел её извилистый путь внутри огромной головы. Сил, кричать и будить Великана, уже не было, и она лишь изредка звала его, но без особой надежды.

И вот, когда последние силы почти покинули её, и она уже начала смиряться с мыслью, что так и умрет здесь, не найдя выхода из великаньей головы, птичке вдруг показалось, что она слышит чей-то голос.

Голос был низкий и глухой, и слов было не разобрать, трудно было сказать, кому он мог принадлежать. Пройдя еще немного вперед, она поняла, что ей не кажется, и голос теперь звучал еще громче, и это придало ей новых сил.

Она осторожно стала двигаться вперед, стараясь не создавать никакого шума, в надежде расслышать, что говорит голос и самой остаться незамеченной. И вскоре обратила внимание, что, постепенно, не только звук голоса становился все громче, но и в тоннеле, как будто, было уже светлее, и теперь она могла разглядеть в темноте очертание стен и своих крыльев, к тому же, воздух вдруг стал чище и прохладнее, и птаха с удовольствием вдохнула его полной грудью.

И вот, торопясь свернуть за очередной изгиб тоннеля, птичка, наконец, начала различать слова и поняла, кому принадлежит этот голос.

В ужасе остановилась она перед поворотом, за которым было уже совсем светло и слова говорившего звучали теперь громко и отчетливо. Это большая черная птица рассказывала свои страшные и мрачные истории Великану, сидя около его уха, и если б сейчас птичка свернула за угол, то непременно попалась бы ей на глаза.

Черная птица знала, что добряк-исполин никогда раньше не слышал подобных историй, которые она рассказывала, и теперь, полностью завладев его вниманием, продолжала сочинять новые и новые, лишь бы сохранять над ним власть, и тем временем питаться запасами из его кармана. Она рассказала обо всех бедах и несчастьях, которых знала, о голоде, войнах и ужасных смертях, о лжи, коварстве и предательстве. Все самые дурные мысли и поступки злая птица преподносила так, будто это самое великое благо, а доброту и милосердие называла слабостью и трусостью. Она говорила Великану, что птицы бросили его, улетели и больше никогда не вернутся, что деревья не нужны, что мир умирает, и нет никакой надежды на спасение.

И доверчивый Великан, который до этого слышал от птиц лишь добрые, полные радости и любви истории, теперь сидел в странном оцепенении, не зная, правда ли - все то, что говорит ему черная птица, или нет. Он все слушал и слушал, пытаясь решить, как относиться к тому, что узнал, не замечая, как быстро летит время и что происходит вокруг.

Маленькая птичка поняла, что происходит, и от всей души пожалела своего большого друга. В отчаянии, она, забыв об опасности, крикнула что было сил:

- Не слушай её, Великан! Она все врет тебе!

По тоннелю, в котором все еще была птичка, пробежала дрожь. Это Великан вздрогнул и очнулся от пронзительного крика птахи.

- Просыпайся, Великан! Ты нужен нам! – продолжала она кричать, стараясь отвлечь внимание своего друга от слов большой черной птицы. – Ты нужен лесу! Без тебя некому сажать деревья, чтобы птицам было куда вернуться.

И слова маленькой смелой пташки подействовали на Великана, он открыл глаза и стал поворачивать голову, осматриваясь вокруг.

Черная птица тоже услышала эти крики и стала вглядываться в темноту ушного проема, пытаясь понять, откуда они идут. А когда смелая пташка выглянула из-за угла, за которым скрывалась, злая захватчица сообразила, чей голос доносился из головы Великана. Её охватила ярость, и она принялась протискиваться внутрь, в надежде добраться до маленькой птички. В бешенстве она цеплялась своими длинными когтями за стенки уха, пытаясь пролезть в узкое пространство, но была слишком велика и с трудом двигалась вперед, неистово колотя острым клювом все, до чего могла дотянуться.

Великану стало больно и он, схватив двумя пальцами, вытащил черную птицу из своего уха, от чего та еще больше разозлилась и клюнула его в руку. Тогда Великан сжал ладонь в кулак, раздавив злодейку, а когда разжал пальцы, то у него в руке была лишь кучка черных перьев. Налетел сильный ветер, поднял и унес эти перья далеко-далеко, раскидав по всему свету.

Маленькая птичка вышла из уха Великана на свет и уселась у него на плече. Она рассказала ему обо всем, что произошло за последнее время, и когда закончила свой рассказ, Великан, как и всегда делал это раньше, угостил её зернами из своего кармана.

Весть о том, что черной захватчицы больше нет, быстро облетела всю округу, вскоре птицы вновь стали слетаться к Великану со всего света, и жизнь опять стала налаживаться. А Великан снова начал улыбаться, слушать птиц и сажать деревья.

Вот только перья черной птицы до сих пор носит по свету ветер, и они кружатся в воздухе и иногда опускаются кому-нибудь на голову, принося с собой черные мысли.

 

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 4,60 из 5)
Загрузка...