Ирина Кречет

Заколдованный дом

 

Солнце уже стояло высоко и как следует припекало, а он безостановочно шел вперед, превозмогая жару и усталость. Судя по всему, он находился в пути уже несколько часов. Но он готов был идти даже несколько дней, лишь бы исполнилось его самое главное, самое заветное желание – одному всецело владеть всеми благами, никогда не делиться ничем с братьями и сестрами и перестать, наконец, быть старшим ребенком в многодетной семье. Это желание преследовало юношу еще с детства, и вот теперь, когда он закончил учебный год и получил аттестат об основном общем образовании, он решил, что пришло время действовать. Тем более он знал, кто может ему в этом помочь.

На окраине города в маленьком домике с покосившейся крышей жил старик, который умел колдовать. С виду это был самый обычный пожилой человек, но в небольшом городке, где все друг друга знали в лицо, такой факт не мог долго оставаться в тайне. Ведь нередко дед Филипп по просьбе соседей или просто знакомых совершал какие-то чудеса. Однако поговаривали, что в последнее время чародей весьма неохотно принимал у себя посетителей — с каждым разом волшебство давалось ему все трудней и трудней по причине его преклонного возраста. И Алексей, или Алекс, как звали его близкие и друзья, решил, что нужно спешить. Сейчас или никогда.

Старик безучастно выслушал юношу на крыльце своего дома, а потом кивнул седой головой и, устремив поблекшие глаза куда-то вдаль, сказал:

— Что ж, будь по-твоему. Завтра на рассвете тебе следует отправиться в путь. Видишь вот эту дорогу? — и он указал на узкую тропинку, ведущую от калитки. Тебе предстоит идти по ней прямо, никуда не сворачивая, до тех пор, пока она не выведет тебя к коттеджу из белого кирпича с красной крышей. Там ты найдешь все то, о чем так долго мечтал.

— Персональный компьютер? Роликовые коньки? Новый велосипед?

— Да-да, все это ждет тебя там.

— А мои братья и сестры?

— Не волнуйся. Я сделаю так, чтобы они больше не смогли тебе помешать.

— Спасибо вам большое, дед Филипп.

 

Алекс уходил все дальше и дальше, улыбаясь своим мыслям. Пронзительный плач близнецов, трехлетних Алика и Аллы, которым без конца нужно было внимание, бесконечные ссоры с Дашей, сестрой, на год моложе его и споры – кому на сей раз нянчиться с малышами, пока мать готовит обед, необходимость во всем уступать среднему брату Саше, потому что тот часто болел, — все это, он надеется, осталось в далеком прошлом. А он в скором времени станет единоличным обладателем несметных богатств. И пускай для этого пришлось прибегнуть к помощи колдуна. Ну и что? В реальной жизни ему, пареньку из многодетной семьи, так мало всего достается. Долгое время он даже не имел своего собственного телефона — приходилось делить с сестрой. Поначалу бегали друг к другу в класс на переменах, если кому-то из них надо было позвонить, потом установили очередность: один день телефоном пользовался он, другой день — Даша. И это в то время, как у его сверстников имелись свои планшеты и ноутбуки. Эх, как же ему иной раз хотелось стать единственным ребенком в семье! Как часто он думал о том, что появление на свет младших братьев и сестер было равносильно какой-то серьезной покупке. Ведь ни родись у мамы с папой кто-то из ребят, он непременно заполучил бы то, о чем мечтал.

И вот впереди показалась красная крыша двухэтажного коттеджа, и сердце учащенно забилось.

У входа его любезно встретила высокая женщина лет тридцати. На ней было легкое ситцевое платье — синее, в белый горошек, а поверх него повязан передник. Светло-русые волосы на затылке забраны в хвост. Типичная горничная, каких не раз увидишь в кино, или на картинках.

— Меня зовут Полина,— представилась она.— Можешь обращаться ко мне по всем вопросам.

— Алексей, можно просто Алекс, — отозвался юноша.

И женщина провела юного гостя на территорию коттеджа. Аккуратно подстриженные газоны, цветочные клумбы, деревья и кусты, — везде чувствовалась заботливая рука садовника. Однако внимание парня сразу привлек велосипед, который стоял у забора, ограждавшего дом. Сердце дрогнуло, когда он увидел темно-зеленого двухколесного красавца. Подошел ближе, со всех сторон полюбовался, осторожно потрогал раму, словно велосипед стоял не во дворе, а в зале «Спорттоваров». Удобный, легкий, два тормоза, переключатель скорости, — все, о чем можно лишь мечтать.

«Интересно, чей он?» — подумал Алекс и тут увидел прикрепленную к рулю записку.

«Примерно такой, только гораздо меньше, тебе должны были подарить на твой десятый день рождения. Однако, если помнишь, в том году твоя сестра Даша поступила в музыкальную школу, и ей срочно понадобилось пианино».

Еще бы он не помнил! Ей, Даше, вообще доставалось все самое лучшее. Даже до появления на свет малышей. Прежде всего потому, что она девочка, а уж потом, когда у нее выявился талант к музыке, родители вообще пылинки с нее сдували.

— Пойдем, я покажу тебе твою комнату, — услужливо сказала горничная.

Юноша даже несколько опешил — надо же, своя комната!

И открывалась эта самая комната спортивным уголком. Между стенами ближе к потолку была приделана перекладина, а к ней привязана боксерская груша с перчатками, а внизу стояли роликовые коньки с ботинками. Ярко-синие, с белой полосой. А рядом, в пакете, такая же, под цвет ботинок, защита — наколенники, нарукавники.

Весь этот спортинвентарь, или хотя бы роликовые коньки, ему обещали подарить, когда ему исполнилось двенадцать. Но в это самое время разболелся средний брат Саша, и врачи сказали, что ему нужно усиленное лечение. И мама поехала с ним в санаторий. И Алекс опять остался без подарка.

Помнится, мама тогда еще с чувством вины подошла к нему и сказала: «Потерпи, сынок, в следующий раз и тебе подарок купим.».

Однако никакого следующего раза не возникло, потому что через год родились близнецы Алик и Алла. И парень вообще впал в отчаяние. Целый год он думал о том, что его персональный компьютер, что называется, накрылся медным тазом. Так и будет делить его с Дашей и Сашей. Ни поиграть в игры, ни с друзьями в контакте посидеть. Но если даже родители собрались бы и каким-то чудом умудрились купить ему ноутбук, или даже компьютер, то все равно укромного уголка, где он смог бы вдоволь наиграться, в квартире не нашлось бы. Близнецы уже начинали ходить и обследовали все на своем пути. Никогда еще Алекс не испытывал такую злобу к братьям и сестрам, раз за разом лишавшим его детства. Но родители решили, что уже сделали старшему сыну подарок, назвав близнецов именами, созвучными его имени. И это было не единственным сходством — подрастая, близняшки все больше становились похожими на старшего брата — голубоглазые, с ямочками на щеках и светлыми кудряшками, как уверяла мама, они являлись точной копией Алекса в детстве. Даша с Сашей, напротив, были темно-русыми, и тоже с голубыми глазами. Однако Алекс вовсе не обрадовался такому подарку — он готов был бежать на край света, только бы укрыться от всех подальше.

Он осторожно потрогал боксерскую грушу, ощутил запах новой кожи, из которой она была сделана, полюбовался на роликовые коньки и обернулся. Прямо перед ним на специально приспособленном столе красовался компьютер. Настоящий современный игровой компьютер с большим монитором. А стол светло-коричневый с двумя шкафчиками, а также с выдвижной полочкой для клавиатуры. Все, как он когда-то хотел. Да, такое богатство, разом свалившееся на его голову, не могло присниться ему и в самом чудесном сне.

Тут наш герой вспомнил, что с утра ничего не ел, и Полина отвела его в столовую. Небольшая, уютная, с красиво сервированным столиком, она ничем не напоминала школьную. Еды здесь было вдоволь, причем самой разнообразной — от обычной колбасы и бутылки молока с хлебом до изысков современной кухни вроде суши и роллов. А уж о сладостях и говорить нечего! Алекс заварил себе чай и налег на пиццу со свежим овощным салатом. В довершении трапезы его ждал десерт в виде клубники. Один на кухне с обилием вкусной еды в полном одиночестве. Сначала он опасался, что вдруг откроется дверь, и на кухню ворвутся близнецы, и, передравшись между собой, начнут таскать у него со стола еду. А потом уже и мама умоляюще посмотрит на него и скажет:

— Оставь Саше клубники, ему нужны витамины».

Но он вспомнил слова деда Филиппа: «Твои братья и сестры не смогут тебе помешать».

Размышляя, с чего начать день удовольствий, наш герой вышел во двор. Велосипедная прогулка ему сейчас точно не помешала бы. И тот давно ждал его, поблескивал на солнце. Погладив руль и раму, Алекс осмотрел замок цепи, прикреплявшей велосипед к забору. Должно быть, ключ находится здесь, в сумке с инструментами, что лежит в багажнике. Исследовав ее содержимое, ключа, однако, он там не обнаружил.

— И не пытайся его найти, — раздался за спиной знакомый голос.

Алекс в испуге отпрянул назад, так как это был голос его сестры Даши. Стал озираться по сторонам, однако ее самой нигде не оказалось.

«Видать, почудилось», — подумал он.

Тем не менее, кататься на велосипеде почему-то расхотелось. Умеет Даша испортить настроение, даже когда ее нет, и не может быть поблизости. Ну, ничего, он сейчас прекрасно освоит ролики.

Войдя в дом, парень присел на табурет, скинул сандалии, взял один ботинок и уже приготовился засунуть туда ногу.

— Погоди, Алекс! Не делай этого! — это уже был голос его брата Саши.

Вот тебе на! Этому-то что от меня нужно? Как же! Ему врачи не разрешают повышенных нагрузок, а значит, и старший брат не должен позволять себе ничего подобного. Так и видел перед собой эту жалостливую физиономию!

Ну ладно, братец с сестрицей! Я вам еще покажу! Вот назло сейчас всю ночь буду сидеть за компьютером. И Алекс подошел к нему и протянул руку к кнопке, чтобы включить, как вдруг раздался жалобный плач. Он забегал по комнате, заглядывая во все углы, под стол, и даже под кровать, пытаясь поймать близнецов, однако они, как и Даша с Сашей, были лишь галлюци-нацией.

Алекс сел на кровать и обхватил голову руками.

— Что, не получилось развлечься? — горничная сочувственно наклонила голову набок.

Алекс горестно покачал головой:

— Откуда вы знаете?

— Я тут служу не первый год и хорошо изучила здешние правила.

— Правила? — мальчик вопросительно посмотрел на нее.

— Да, за развлечения, которые здесь предоставлены, нужно платить. Причем не тебе самому, а твоим братьям и сестрам.

— Это как? — поежился Алекс.

— В свое время вместо велосипеда родители купили твоей сестре пианино. И теперь, если ты захочешь покататься, твоя сестра лишится музыкального слуха. И пианино ей будет ни к чему. Роликовые коньки и боксерская груша даны тебе в счет здоровья среднего брата Саши. Ты, конечно, можешь использовать все это по назначению, сколько душе угодно, но у твоих родителей больше не будет денег на лекарства для него.

— А компьютер? Близнецы? Что будет с ними?

Ответ на этот вопрос и вовсе не сулил ничего хорошего.

— Ничего не будет.

Мальчик свободно вздохнул: ну, тогда еще жить можно. Сам того не осознавая, он вдруг очень сильно испугался за малышей. Однако последовавший после непродолжительной паузы ответ поверг его в дрожь.

— С ними ничего не будет, поскольку их самих не будет.

— Как это?

— Не родятся. Зато ты приобретешь персональный компьютер, как ты того и хотел, еще до их появления на свет.

Голова шла кругом. Сейчас он явно не мог ни о чем думать. Тем более, не мог принять никакого решения. Пошел в ванную, принял душ, переоделся в заранее приготовленное горничной белье и лег в постель. Заснул не сразу, пытаясь переварить все, что только что услышал. Однако сон мало-помалу, все же, одолел юного странника.

Проснулся он от яркого света, бившего в глаза. Он исходил от освещенного монитора — пора, мол, вставать, и вперед, в мир компьютерных игр. Юноша сел на кровати и стал одеваться. Однако, как только он подумал об удовольствиях, вмиг в памяти всплыл вчерашний разговор с горничной. Итак, значит, на кону стоят успех, здоровье и даже жизни его братьев и сестер. Начни он сейчас играть в компьютерные игры, кататься на роликах и велосипеде, близнецы Алла и Алик вмиг исчезнут, словно их никогда и не было, у родителей не окажется больше средств на лечение Саши, а Даша лишиться музыкального слуха.

Вот так дилемма! И как после всего этого он вернется назад, в свой дом?

— А ты можешь и вовсе не возвращаться домой, — горничная, словно читая его мысли, возникла перед ним. — Кстати, завтрак готов.

Ароматно пахнущие булочки и капучино на какое-то время отвлекли его от грустных мыслей. Наоборот, Алекс представил, как он останется в этом доме навсегда. Каждое утро его будет ждать здесь готовый завтрак с горячим шоколадом и разными вкусностями, сытный обед и такой же невероятно вкусный ужин, причем все это без каких-либо обязательств вроде похода в магазин за хлебом или мытья посуды. Затем в любое время его ждут всевозможные развлечения без всяких ограничений. Наверняка в зимнее время вместо роликовых коньков ему будут предложены снегокат и лыжи. А дома он целыми днями без ограничения, и что самое главное, без помех со стороны братьев и сестер может играть в компьютерные игры. Ну почему же он должен все время терпеть какие-то лишения только потому, что он самый старший в многодетной семье?

Горничная, в это время убирая со стола, искоса наблюдала за ним.

— Скажите, а кто-то когда-то раньше уже попадал в этот дом?

Она посмотрела на него и улыбнулась.

— Я пришла сюда тринадцатилетней девочкой. Родители перевели меня в другую школу, и я не смогла адаптироваться в новом коллективе. Одноклас-сники дразнили меня, а друзей так и не появилось. Я стала замкнутой, и поход в школу был для меня сущей мукой. И вот однажды я задумала и вовсе туда не идти. Погожим весенним утром я пошла, куда глаза глядят, и ноги сами привели меня в этот дом. Первое время так же, как и ты, не знала, как поступить. Но потом приятная атмосфера и общество других таких же, как я, ребят (их было двое) сделали свое дело — мне здесь понравилось, и я решила остаться. Ведь так не хотелось возвращаться в тот класс. Родителям же сказали, что я уехала в другой город. Они всецело были погружены в работу и не очень расстроились, так во всяком случае мне тогда казалось.

Алекс смотрел на нее во все глаза, и ему чудилась девочка в строгом платье с косичками, очень застенчивая, аккуратная, чем-то напоминавшая ему Дашу. И он вдруг подумал: а если бы вдруг однажды его сестра вот так ушла бы из дома и не вернулась? Да все бы просто с ума сошли!

— А те двое других ребят, о которых вы говорили?

— Один из них сейчас уехал в город за продуктами. Другой же работает здесь садовником. Ты можешь его увидеть во дворе поутру. Он как-то тоже не нашел себя в обычном мире, а тот, другой, который сейчас в отъезде, будучи подростком, под Новый год загадал желание оказаться в таком месте, где никто не будет заставлять его учиться. Ведь, как впоследствии выяснилось, дом был заколдованным, и каждый, кто сюда попадал, находил для себя то, чего ему не хватало в обычной жизни. И мы действительно обрели то, к чему так стремились. Высокий худощавый брюнет, которому тогда исполнилось пятнадцать, и который сейчас в отъезде, попал сюда совершенно случайно, за компанию с товарищем, что не желал учиться, и уже, было, собрался уезжать, но как только увидел меня, тут же поменял свое решение и остался. А через несколько лет, став взрослыми, мы поженились.

Алекс вышел во двор. Удовольствия по-прежнему манили его. Ну а что? Сейчас он наиграется, накатается, а там можно будет подумать о чем-то серьезном. О поступлении в колледж, например. Для этого ему вовсе необязательно возвращаться в город — современная жизнь предполагает дистанционное обучение. В конце концов, годик можно и пропустить. А то если он здесь останется, так и вообще учиться не надо. Найдет себе какое-нибудь применение. Можно, к примеру, стать поваром или садовником, или же, в конце концов, сторожем. Перспективы, в общем-то, невелики.

Внимание юноши привлек мужчина, половший клумбу.

— Здравствуйте! — поздоровался с ним Алекс.

Местный садовник приветливо помахал рукой, повернув к нему свое лицо. Юношу неприятно поразило то, что мужчина совсем за собой не следил — грива нечесаных волос закрывала глаза, подбородок и щеки покрывала щетина, и лишь одежда, благодаря стараниям горничной, выглядела опрятной.

А ведь когда-то он прибыл сюда совсем юным пареньком, таким, как сейчас Алекс. Подумав об этом и о том, что спустя годы, или нет, десятилетия, и он может стать таким же жалким, наш герой ужаснулся. Но самое главное даже не в том, что он состарится, а в том, что навеки останется в этом доме в качестве прислуги.

Нет, он поживет здесь годик и вернется назад, домой. Только это будет уже не тот дом, который он покинул. Не услышит он больше звуков музыки, извлекаемых из пианино его сестрой Дашей, потому что по его милости у нее пропадет музыкальный слух. А Саша вообще превратится в тень и целыми днями будет лежать на кровати. И в доме будет очень тихо еще и потому что близнецы, Алла и Алик, не огласят его ни своими криками, ни плачем, ни смехом. На глаза у него навернулись слезы, и он, одев на плечи свой дорожный рюкзак, вышел за ворота.

— Решил уйти? — перед ним появилась горничная Полина.

Вместо ответа Алекс молча кивнул головой.

— Смотри, а то, может быть, тоже встретишь свою принцессу?

Но Алекс уже на ходу замотал головой и заспешил по тропинке, ведущей от коттеджа. Принцессу… Ему вдруг вспомнилась рыжеволосая Катька с параллельного класса. Они уже давно испытывали друг к другу взаимную симпатию. Алекс даже подошел к ней в конце учебного года и взял телефон. Но так и не позвонил. И сейчас винил себя невнимание к ней. Теперь у него появилась еще одна причина как можно скорее попасть домой.

Он шел быстро, остаток пути почти бежал, боясь опоздать. Словно за эти два дня, что он отсутствовал, в доме произошли ужасные перемены. И виной тому ни кто иной, как он, Алекс.

Он не вошел, а буквально вбежал в квартиру, и в нос ударил вкусный запах пирогов. Даша и мама стряпали на кухне.

— Алекс! Куда ты пропал? И почему на звонки не отвечаешь? — отец, сурово нахмурив брови, шагнул ему навстречу.

— Да меня друг за город позвал, там связь не ловит.

Обычно такой вид отца ничего хорошего не предвещал, однако в этот момент Алекс согласился бы понести заслуженное наказание. Но отец наоборот был настроен миролюбиво.

— У нас радость. Дашу пригласили участвовать во Всероссийском конкурсе юных пианистов, — с гордостью сообщила мама.

— Алекс, если я займу призовое место, и мне дадут премию, то отдам ее тебе, чтобы ты купил себе что-нибудь.

Сестра, как всегда правильная, с гладко причесанными волосами, смотрела на него с такой нежностью, что он не сдержался и обнял ее, а затем отвернулся, чтобы никто не увидел выступившие на глаза слезы.

— Алекс, я тоже хочу тебе кое-что сказать. Мы с мамой вчера ходили к врачу. Она уверяет, что мне уже намного лучше, и скоро я совсем поправлюсь. И тогда нам не надо будет столько денег на лекарства. И ты сможешь себе купить ролики.

Алекс вытер слезу, которая, несмотря на все его старания, все же потекла по щеке. И тут он вздрогнул и заметался по комнате, словно потерял что-то дорогое. Никто привычно не крутился под ногами, не плакал, не визжал.

— А где же близнецы?

— Я оставила их сегодня первый день в детском саду. Пусть привыкают.

Вздох облегчения вырвался у него из груди. Он и не знал, что можно вот так радоваться привычным вещам, которые, казалось, выматывают тебя изо дня в день, и от которых хочется убежать на край света. Но, как говорится, не было бы счастья…

В таком приподнятом настроении, на ходу жуя аппетитный пирог, он вышел из дома, перешел на другую сторону, отыскал знакомый дом, взлетел на второй этаж и позвонил. Ему открыл высокий худощавый рыжеволосый паренек.

— Привет, Алекс! А Кати дома нет. Ушла недавно, — сказал он.— Послед-нее время с ней творится что-то неладное. Очень нервная, всем грубит. И так уже месяц. А вчера поругалась с мамой и сказала, что уйдет из дома. Ей, видите ли, надоело быть умницей-отличницей, и все такое. Но мне, кажется, она просто влюбилась, — парень, как показалось Алексу, посмотрел на него со значением.

— И ты не знаешь, куда она могла пойти?

— Нет, но, кажется, догадываюсь. У нас в поселке есть один старик, так он, говорят, желания исполняет. Правда, что-то с трудом в это верится.

Не попрощавшись с Катиным братом, наш герой со всех ног бросился бежать. И не останавливался до тех пор, пока не увидел знакомый одноэтажный домишко с покосившейся крышей. На крыльце стоял дед Филипп и, кивая седой головой рыжеволосой девушке в легком летнем платьице, внимательно слушал.

— Катя! Привет! Это я, Алекс!

Девочка вздрогнула и обернулась. Как завороженная она смотрела на парня огромными серыми глазами и, казалось, ее уже совсем не интере-совало, что ей ответит дед Филипп.

— Ну вот, кажись, само исполнилось, — довольно улыбнулся старый колдун.

Он еще некоторое время постоял на крыльце, наблюдая за тем, как парень с девушкой, взявшись за руки, идут прочь от его дома, и радовался тому, что ему не пришлось тратить силы на колдовство.

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 4,50 из 5)
Загрузка...