Наталья Адаменкова

Автобиография девочки из недалёкого будущего

 

 

Яростным маго-киберам грядущего посвящается

 

 

«Автобиография» – в моём случае звучит нелепо. Я же девочка-припевочка! В голове одни бабочки. Кручусь с утра до вечера меж высоких ромашек как болонка на выставке. И всё же мне есть о чём вспомнить.

Родилась я круглой сиротой. Так бывает при сильных землетрясениях. Мне и самой немного оставалось под завалом. Но дед Мартышон и бабка Макакишна уловили мой предсмертный писк.

Конечно, у них, у двух старых киборгов, не было шансов удочерить меня. Но эти прожжённые маго-киберы что-то где-то хорошо наколдовали. И вот уже восемь лет мы неразлучны. Живём и радуемся из душеньки в душеньку, как говорит Макакишна.

 

В Новый год маго-киберы, как представители Деда Мороза и Снегурочки, пообещали исполнить моё самое заветное желание. Небось решили, что средств и заклинаний на мой детский каприз хватит. Но меня замкнуло на чудной выдумке, и я попросила, чтобы они помогли вспомнить мою предыдущую жизнь.

Пока дед с бабулей ворчали и вспоминали заклинания, я представляла, какой была неотразимой в прежней жизни. Как сильно все меня любили. Как много я причинила добра близким, человечеству, да и всей Вселенной…

Заметив мой энтузиазм, старики решили для начала познакомить меня с реальностью и усадили смотреть свой любимый сериал «В гробу не душно». Целых пять серий. Ради заветной мечты я выдержала это и даже скорчила грустную мину. Мол, негоже представителям доброго Дедушки Мороза и предобрейшей Снегурочки так тянуть с подарком.

Наконец под тяжкие вздохи Макакишны и грустное ворчание Мартышона, маго-киберы приступили к вскрытию моей памяти.

 

 

***

Воспоминание из прежней жизни.

 

Солнце уже за крышами невысоких домов. Большая площадь окружена разномастными гражданами. В центре площади столбы. Вокруг них бегают, как лоси в кукурузе, здоровенные парни с дровами и сосновым лапником.

 

А я, я… Я вовсе не принцесса, а довольно крупный мужик. Во мне почти два метра росту. На мне пижамного типа штаны и рубаха. Вонючие от грязи и пота. Руки за спиной связаны. Я их почти не чувствую. На голове смердящий мешок с большими дырками для глаз. Лицо… да чего уж там – морда - явно в соплях. Это что творится?

 

Оглядываюсь по сторонам. В нескольких шагах от меня десяток людей столпились у высокого помоста. Похожи друг на друга и лицом, и одеждой. Прямо Клуб анонимных Ивановых. Крепко держатся за древки пёстрых стягов.

Я бы тоже подержался за что-нибудь основательное, кабы не связанные за спиной руки. Похоже, тут что-то ритуальное жечь будут. Типа Масленицы.

 

Вдруг компания анонимных Ивановых построилась перед помостом и громко прогавкала: «Излечит любые амбиции святой огонь инквизиции». Волосы на моей голове встали дыбом. От чего в голову закралось жуткое подозрение – уж не я ли у них в роли Масленицы?

 

***

Поняв, что теряют внучку, Макакишна облила меня холодной водой, а Мартышон отшлёпал по щекам. Мокрая одёжка и горящие щёки наполнили меня, девочку-припевочку, не только жизнью, но и беспредельным счастьем.

Но это не помешало мне от души поплакать. Потом завопить:

– За что они так со мной? Что я такого сделала?

И только хорошо отрыдав ужасный ужас о сожжении, рассказала своим кибер-старикам всё, что увидела и почувствовала.

Несколько минут маго-киберы молчали. Потом Макакишна догадалась крепко обнять меня и погладить по голове своей мягкой, почти плюшевой, ладонью. А дед Мартышон горько вздохнул и радостно сказал:

– Вот и ладушки. Забудь всё. В этой жизни такого не случится. Мы о тебе позаботимся.

Макакишна закивала головой, а в меня словно чертёнок вселился:

– Нет, я хочу знать, за что они так со мной!

И сколько старики меня ни упрашивали забыть всё, как дурной сон, я только яростней топала ногами и требовала вернуть меня назад, но немного раньше:

– Мне обязательно нужно знать, в чём я провинилась. Чем заслужила, то есть заслужил в той жизни сожжение.

 

И снова маго-киберы не устояли перед моим напором.

– Хорошо, – кивнул дед Мартышон. – Будь по-твоему. Но я отправлюсь в твою предыдущую жизнь один.

– Одного не пущу! – взвизгнула Макакишна и через секунду спросила: – Но как? Как мы проникнем в её ретрогипноз?

– Никак, – сказал дед. – Мы вдвоём пройдём сквозь время.

Бабушка долго молчала. Потом с гордостью воскликнула:

– Милый Мартышон! Ты чертовски красив и зверски умён!

– Ну что, начнём работать в поте лица твоего? – с подозрительным энтузиазмом предложил мне дед Мартышон.

И принялся натаскивать меня по программе «Одна дома». А бабушка ушла на кухню готовить мне еды на пару дней.

 

Вечером, рассчитав время и точку входа в мою прошлую жизнь, они слепили подходящие одёжки. Нарядились во что-то позорное, крепко меня обняли и ушли, проверив с улицы запоры.

Дальнейший рассказ о моей прошлой жизни будет со слов моих бесстрашных стариков.

 

***

Маго-киберы Мартышон и Макакишна выбрались из пространственно-временного портала без шума и пыли. Местность вокруг была подходящей к их костюмам: индивидуальная деревянно-каменная застройка, узкие немощёные улочки, кони и люди всех мастей. Только запахи даже для кибер-обоняния оказались критическими. Но дул лёгкий ветерок, пели птицы, светило нежаркое солнце… Так что в целом обстановка сносная. И маго-киберы отправились искать меня в моём предыдущем воплощении.

 

Солнце клонилось к закату, когда в городок вломились рыцари на боевых конях и принялись метелить всех с душой и азартом. При этом они вопили, что этого хочет Бог! Однако их святые помыслы больше походили на домыслы.

 

Маго-киберы успели что-то наколдовать, и тем избежали немедленного истребления. Однако следующим утром их выволокли из-под телеги, где они без малейшего комфорта провели ночь. Городская площадь, куда сводили отловленных, была полна народу. Выглядела она точь-в-точь как в моём ретрогипнозе. И тут моим старикам повезло – их поставили рядом с Петром. Так, оказывается, меня звали в прошлой жизни. Маго-киберы зашептали заклинания, чтобы вместе с Петром стать невидимками, но тут как раз анонимные Ивановы прокукарекали свою речёвку:

– Излечит любые амбиции святой огонь инквизиции.

Дед Мартышон зло сплюнул, а бабушка Макакишна справедливо отметила:

– Нда, с чужой психикой тут не цацкаются...

Мартышон с дрожью в голосе предложил:

– В следующий раз прихватим систему для массовых казней.

Миролюбивая бабушка кивнул и забубнила новое заклинание. Но что-то у неё не срослось, и маго-киберов с Петром, совершенно безоружных, поволокли к столбу.

 

Спасла их прекрасная дама. В чёрном бархатном платье с золотой вышивкой она полулежала в широком кресле на помосте и наслаждалась казнью. По левую руку от неё сидел на табурете её покровитель и устроитель этого безобразия. Все называли его командором. Он был страшен во всех смыслах этого слова. Его явно никогда не обучали примитивной снисходительности.

– Хочу новую прислугу, – прекрасная дама указала веером в сторону маго-киберов.

Почувствовала ведьмочка что-то ведьмовское в киберах или могучий красавец Пётр приглянулся – это неизвестно. Уж больно хорошей актрисой была.

Командор уставился на жалкую компанию, привязанную для компактности к одному столбу. Мартышон и Макакишна догадались свести глаза к переносицам и приоткрыть рты, а Пётр повис на верёвке с другой стороны столба. Командор, с явным неодобрением, но всё же согласился с чаровницей.

Игривым взглядом прекрасная дама зародила в командоре надежду на несбыточное, и тот махнул тяжёлой перчаткой аутодафе-мейстеру. Троицу горемык тут же развязали и оттащили от костра.

 

Ночь спасённые провели в комнате командорской охраны. Ловкость Мартышона и Макакишны в карточных играх обеспечила их мало-мальским комфортом. И даже уважением.

 

Утром, когда прекрасная дама спровадила затейника командора по его дьявольским делам, счастливую троицу привели в её покои. Золото и пурпур – вот и вся палитра интерьера. Зато ковров и кресел хоть отбавляй. Полуодетая красавица выглядела хорошо помятой. Однако ей хватило наглости прямо при стариках начать склонять могучего красавца Петра к близости. Даже просила называть её Мартой. Пётр краснел, виновато вздыхал в сторону маго-киберов и изо всех сил старался игнорировать нескромность прелестницы. А Мартышон с Макакишной беззвучно рыдали от смеха.

 

Марта женским чутьём уловила реакцию маго-киберов. Ангельского поведения ей это не прибавило. Она кивнула на окошко (из него до сих пор несло гарью) и завизжала.

Макакишна покачала головой и шепнула растерявшемуся Петру:

– Психопатов лучше без нужды не огорчать.

Парень только растерянно развёл руками.

И тут оба маго-кибера увидели подлинную Марту. Не прекрасную даму, а боевого киборга, замаскированного под неземную красотку. Марта тоже поняла с кем связалась. Лицо её злобно исказилось, она завопила пуще прежнего. В ту же секунду в её покои влетел аутодафе-мейстер. Морда шире плеч, весу на четверых. Кожаный фартук заляпан кровищей. Он гнусно усмехнулся и заиграл грязными пальцами в предчувствии изощрённых пыток.

– С кого начать? – спросил он, глядя на Петра и облизываясь от предвкушения.

 

Пётр едва не рухнул от страха на ковёр. Но мои старики встали перед парнем и грязно обругали злодея. Однако аутодафе-мейстер, похоже, и не такое слышал. Смутиться от стариковской ругани ему не удалось. Напротив, он вынул из окровавленных штанов шило и примерил его к глазам несчастного Петра. Маго-киберы бросились на злодея, но боевой киборг Марта мгновенно вырубила их.

 

Очнулись старики с Петром на холодных плитах мрачного подземелья. На стенах висели жуткие щипцы, крючки и неведомо что. Определённо, рабочий инвентарь живодёра-трудоголика. Даже маго-киберов проняло с такого антуража. Что уж говорить о бедном парне.

Но времени на самозапугивание им не предоставили: в камеру вошли люди одинаково мрачной наружности. Видимо, те самые парни из Клуба анонимных Ивановых. Они подхватили пленников под руки и поволокли по мрачным коридорам подземелья.

Час спустя все выбрались на воздух посреди лесной поляны. Кругом темень. Над головой небо, усыпанное звёздами. Под ногами трава с невысокими ромашками. В центре поляны высокий столб. У его подножия тугие охапки хвороста.

– Снова-здорово, – вздохнул Мартышон.

Пётр мрачно заметил:

– Хорошо, что костёр один на троих. За компанию и помирать не так страшно.

Он хотел простится со стариками, но тут на поляне появилась боевой киборг Марта и велела своей команде, тоже боевым киборгам, взять пленников в полукруг. Встав напротив них, она приступила к допросу маго-киберов. Мол, с какой целью вы у нас тут под ногами путаетесь. Старики не стали запираться и честно признались, что хотели спасти Петра.

Марта слушала их с каменным лицом. И с ним же, недолго думая, объявила:

– За проявленную человечность киборги Мартышон и Макакишна приговариваются к высшей мере наказания.

– Это как? – воскликнули приговорённые. – Киборги обязаны проявлять человечность. Это вас надо в расход пустить за преступное поведение.

Марта вдруг как-то скривилась. Видимо, сочла возможным открыть приговорённым великую тайну:

– Мы не такие киборги, как вы. Мы из будущего. Из того времени, в котором ожидают скорое нашествие на Землю инопланетян-людоедов. Ангелоподобным людям будущего с ними не справиться. Чтобы защитить человечество, нас, боевых киборгов, направили в далёкое прошлое. Прямо перед первым крестовым походом. И с тех пор мы которое столетие подряд будоражим человечество.

– Зачем? – воскликнул дед Мартышон.

Марта удивилась непонятливости приговорённых, но не поленилась объяснить стратегию грядущих боевых киборгов:

– Затем, чтобы привить людям свирепость и спровоцировать безумную гонку вооружений. Только она в далёком будущем поможет одолеть инопланетян-людоедов. Только так мы спасём человечество.

Миролюбивая бабушка Макакишна с сомнением возразила:

– Гуманность нельзя проявлять через насилие.

В ответ Марта громко хмыкнула, в улыбке её проявилась едкая ирония:

– Зато потом первое, о чём подумают земляне, когда увидят инопланетян-людоедов – какие они на вкус.

Дед Мартышон тяжело вздохнул:

– Экие проводники необузданной мысли… – и беззвучно зашептал какое-то заклинание.

Бабушка Макакишна уловила его бормотание, обняла полуживого от страха Петра и шепнула ему в ухо:

– Не бойся. Мы победим эту шизофрению вместе, – и зашептала в унисон с дедушкой заклинание.

 

***

 

Не стану рассказывать, как я, девочка-припевочка, провела два дня ожидания. Но ведь дождалась своих бабушку и дедушку. И отчиталась за всё. И выслушала их воспоминания о моей предыдущей жизни.

По моей просьбе дедушка повторил последний приговор боевых киборгов грядущего:

– За проявленную человечность киборги приговариваются к высшей мере наказания, а их подопечный Петр ещё и к воплощению в следующей жизни в новорождённую девочку.

Бабушка Макакишна всхлипнула и добавила:

– Казнь состоялась в антураже средневекового аутодафе. Массовка из боевых киборгов грядущего вела себя крайне бесчеловечно.

 

В силу возраста я не поняла главного:

– Если казнь состоялась, как же вы вернулись?

Старики переглянулись и скромно напомнили, что они не просто киборги, они маго-киберы.

– Сварганить три фантома и отправить их на костёр – это раз плюнуть.

– Вы и меня, то есть Петра, спасли? – захлопала я в ладоши.

– А как же, – Макакишна обняла меня и погладила по голове мягкой ладошкой.

А дед Мартышон отвернулся и проворчал:

– Только он вскоре всё равно погиб. Пошёл горожан защищать от разбойников.

Старики переглянулись и с удивлением воскликнули:

– А ведь Марта оказалась права: в следующей жизни Пётр воплотился в новорождённую девочку, то есть в тебя.

 

***

И как мне, восьмилетней девочке-припевочке, жить после таких откровений?

Попрошу завтра своих маго-киберов отвести меня в какую-нибудь детскую бойцовую секцию. Сразу после лазер-тира.

 

 

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 3,80 из 5)
Загрузка...