Алёна Бортникова

Гаснет

Так уж теперь: все что-то теряют, те же варежки.

В наше время пропаж не было: они на резинках были, долго, и всю среднюю школу.

Я усиленно никого не слушала и пыталась найти минуту, когда на кухне можно пить чай в одиночестве и глубоко прятаться в себе. Может быть, тихоня из А класса глуховата тем же образом. В мыслях всё кружу у одного события, пытаясь выдумать продолжение получше, но даже каждое новое печенье за кружкой чая отвлекает от хода повествования. Страшно, что я всё делаю рассеянно и еле успеваю жить здесь.

Алкая родилась в глубинке, поэтому никто не запрещал ей держать меч и не возмущался, когда она училась тому же делу, что и братья. Она долго была младшая в семье - всё её время было действительно её, она его отдавала на игры со старшим и младшим, повторение выпадов и приемов управления стихией. Девочка много слушала легенды про своё племя, после чего подолгу сидела одна, что-то пыталась сделать. Вышло так, что всех троих своих “воинов” отец взял в столицу, там пересекся с несколькими людьми. Алку забрали. За деньги: она выглядела безобидно и была сильная - полезно.

Ей нужно было присматривать за ребёнком семьи богатых и умных взрослых: когда тот убегал от них, следить за сохранностью этого мальчика; приносить ему, что попросит, и ждать на лавочке рядом конца его занятий. В ответ она зачитывалась всем, что могла найти про боевые искусства, магию, историю в прекрасной библиотеке этих людей. Она управляла огнём, теплом и чуть видела силуэты холодных и тёплых предметов, а значит и многих животных могла заметить. Ещё у маленькой девочки были черные перепончатые крылья и понимание, как использовать их в поединке.

Алка, принеси повязку на глаза, будешь водить с закрытыми глазами.

Она бегала по пустому залу и легко догоняла мальчика, мужчина серьезного возраста гладил усы и думал, думал. Потом тренер сказал ей ходить, прикрывая глаза, постоянно. Она немного пролила на себя супа, пока ела, перепутала несколько человек, но выучилась различать материалы и предметы: они по-разному забирали тепло. Через полгода она уже будто совсем видела, даже через стены, даже за спиной, саму спину тоже. Уже все в замке чувствовали себя обезопашенными, кроме самой девушки. Её приучили проверять всех входящих в замок. Изредка она помогала охране замка: её брали сражаться или отправляли разбираться с кем-то одну.

Мальчик оказался важным человеком: младшим принцем одного из процветающих пустынных государств. Настало время учёбы более серьезной, с другими людьми. Вот, что Алкая придумала:

Я надену обувь с высокой подошвой, обмотаюсь бинтами, и пальто ещё или плащ.

Алка, ты хочешь, чтобы они не видели, что ты девушка, и не знали, какая у тебя магия? А в это время едешь учиться колдовать!

Зря хочу?

Тогда она стала просто “Око”. Иначе было нельзя. Точно нельзя было.

Око был телохранителем, но казался низковатым для такого дела(возможно оттого, что на фоне крылатых людей любой простой человек не очень внушительно выглядит) и сначала казалось, что он не маг. Однако этот человек был неплохо сложен и уверенно держался. Ещё он всегда молчал и не отходил от принца. Око подрёмывал на лекциях, усиленно занимался на некоторых предметах непонятной никому выборки, интерес его терялся на всеобще любимых занятиях, но возвращался, когда дело касалось библиотеки и когда принц соглашался туда зайти. Эти двое обладали какой-то особой связью и часто общались жестами, много тренировались вместе, но к дружной компании никто не присоединялся. Разве что им завидовали.

Никогда не видели, чтобы Око смеялся или плакал. Потом глаза его закрыл капюшон, а после - и плотная повязка. Со временем человеческое и уязвимое стало хуже различимо, его не нужно было замечать - он есть везде, где может быть принц. На время отъездов принца домой Око сменял другой телохранитель, но этого не видели.

Теперь нужно вспомнить об Алке: она была в маленьком городке около столицы, когда маг воздуха из того же университета, что и принц, но годом старше, поселился напротив её дома. Это было время между курсами, и он иногда заходил к соседке. Жизнь девушки в целом текла спокойно и даже очень (было видно в окна, что она подолгу сидит на месте, просто так, может, дремая), пока она не возвращалась в замок на время учебы.

Око вполне устраивало его положение: было спокойней совсем не раскрываться другим людям, но знать о них больше, чем все знают. Он учился видеть своей магией всё дальше, подробнее, читать по губам людей в других комнатах. Он сразу замечал в толпе людей, которые скрытно носят оружие. Иногда в голове его появлялось минутное беспокойство или он просыпался оттого, что чувствовал: кто-то вышел развеяться ночью или потренировать боевое движение.

Обучение прошло гладко и многие получили должности. Отличившихся наняли богатые, и всё пошло привычным путём. Вечный приятель Око был вынужден заняться тем же делом, что и все (только с чуть большим размахом по причине достатка): старшие братья не дали бы подступиться к особо государственным делам. С телохранителем они подолгу обсуждали предстоящие действия и тактику, Око смотрел, где в конкретный момент находятся маги, его друг был богат, поэтому мог позволить себе небольшую бесполезность. Потом были собрания высоких и роскошно одетых людей с хмурыми выражениями лиц, где Око уже меньше действовал, но всё равно был причиной спокойствия собравшихся важных персон: чужой не придёт незамеченным. К ночи споры утихали, довольные все расходились, он выходил и шёл отдохнуть в поле, друг - за ним, они молчали и дышали не таким душным воздухом, пыльным ветром - в голову приходили нужные мысли.

В один из таких походов Око почувствовал лёгкость. Потом - покалывание во всём теле.

Тебе тоже не шевельнутся? - силуэт принца замер.

Ощущение было давно знакомо: в обычной человеческой жизни, даже в детстве, нужно было удержать одного сильного мага воды, который в итоге оставил Оке без крыльев (любимое тогда оружие). Тот боец был неприятен, потому что управлялся с любой жидкостью: в кувшине, в дереве или волке - всё мог крутить, вертеть, поднимать, из всего эту жидкость мог забрать. Наверное, такие люди не берутся за легкие, сердце, крупные кровеносные сосуды и мозг: оно всё или движется, или сложно устроено. Если рвануться, то повредятся ли ткани? А если расслабить весь организм? Что будет, если…

Покалывание и онемение усилились, но он уже подал знак запасной охране. Его магия рассеивалась, и он терял второе зрение. «Неприятно».

***

Ощущения вернулись в норму, но Око сидел в совсем незнакомом замке где-то на Севере в горах. Комната была вполне обычная: без окон, но с камином, столом, кроватью, крылатым мужчиной среднего телосложения, стульями и остальным.

Свет так дрогнул - ты проснулся?

Око кивнул и снял повязку с глаз. Они были одни на этаже, слухачей не было, но сильный маг воды вряд ли уходил далеко.

Мы в одном месте учились, я годом старше, с отделения воздуха.

Местный … он собирает сильную защиту из “излишних” мастеров меча или магов, в которых преимущество других территорий.

«Кому нужны вообще люди для статуса?». Око вспомнил: Этез, сосед из маленького городка, специфически колдует, кроме того, с ним можно общаться: в его программе обучения были жесты.

Он не брал в плен кого-то из твоих родственников или, может быть, Y?- так звали принца,- Его родных?- и у них, наверное, были имена.

Око отрицательно помотал головой и собрался выходить.

Это странно…

Эт объяснил, что ему приказали не уходить, но всё равно пошёл следом. Они обошли замок - только изредка кололо руки или поднималось давление. Око осматривал магией и просто так потаённые места, углы, так же заглянул в сад, пруд и за пределы территории замка - ничего. Чужая магия в каждую из тридцати попыток уйти оттуда приносила обратно. «Неприятно».

Ночью ушёл на природу, лег на траве, и долго выглядывал, что происходит в столице родной страны: жизнь принца пошла своим чередом. Око послал им знак, что с ним всё относительно хорошо. Это всё заняло время. Многовато.

Пока он осматривал происходящее там, расслабился и сосредоточился на окружении, показалось, что растворился в воздухе, утёк по стеблям травин. Кровь пульсировала в одном темпе с кровью всего живого, а дыхание сливалось с ветром. Можно ещё полежать.

Око по-прежнему носил плащ, сапоги, и рук его не было видно под бинтами.

Пришёл Эт, зашелестел перьями крыльев.

Я думаю отказаться от присоединения к этой группе, я пойду с тобой.

Око поводил руками в воздухе.

Я приведу его, он только тебя не пускает из замка… ему, видимо, придётся силой объяснять: упрямый и нервный. Тяжело будет.

Око согласился.

Я пойду, только, Око, я знаю, что ты девушка, - но Око и не посмотрел на него, показал жест «Иди», - знаю, потому что вокруг тебя то же тепло, что и вокруг Алкаи. - Око посмотрел на него с усмешкой и жестом объяснил, что не понимает его, - некоторые маги воздуха чувствуют энергию других магов воздуха или что-нибудь более странное. Ты того же роста без сапог и я подсмотрел, когда Алкая умывалась: тот же шрам на ухе.

Око, хватит молчать.

Ты думаешь, я просто так это говорю?

«Я понял тебя, не говори никому.» - лучше на пальцах объяснять, потому что голос подавать всё равно страшно.

***

Он пришел с ним, и их побили: Око подняло на воздух, ушибло об землю, и он не встал.

***

Эт умел разрежать и сгущать воздух, поэтому кое-как смог сбить дыхание противному “воеводе”, повалить его и унести Око далеко, домой на свой остров.

Ушиб Око оказался не самым опасным из возможных, но она осталась у друга даже после выздоровления, надолго. Юноша убедил её говорить и перестать прятаться под маской, скрываться под бинтами и вообще беречь тайну: больше никто на островах не жил. Он нашёл одежду, которая не сдавливала ей спину с обрубками крыльев. Берега на острове были довольно крутые, были горки по краям и зеленые пушистые небритые холмы внутри. Дом со входом на отвесной скале занимал пещеру, выходившую уже в одном из пригорков почти в центр острова, и походил на самый обычный просторный дом, заставленный вещами для всех возможных жизненных ситуаций. Двое гуляли по пустому побережью и саду с виноградом, вслушивались в тихонькое шуршание берега и хлопанье крыльев птиц.

Девушка немного успокоилась и заговорила. Много рассказала впервые… Остатки крыльев больше не вызывали привычные боли, Эт с удивлением отмечал, что ему не страшно смотреть на них. Око придумала подвешивать сережки на оставшиеся от перепонок и костей части и очень долго выбирала подходящий наряд, в итоге решилась шить сама. Дела шли лучше, разве что, гуляя недалеко от обрыва, девушка вздрогнула один раз: десять лет назад её, оставив без крыльев, бросили со скалы в воду.

Она позвала его летать: и сейчас умела. Для этого дела она давно завела особую трость, если можно так назвать. Око могла прыгнуть в воздух, подняться выше огнём, а потом раскрыть эту приспособу в нечто вроде летающего змея, встать на него и парить. Эт согласился: подруга неплохо управляла теплом и сообразила, как разной температурой заставлять воздух двигаться.

У них были одинаковые кулоны на подвесках. Иногда Эт отлучался на службу. Родственники Око её не искали, но она совсем привыкла к бабушке мага воздуха: та навещала их иногда. Око думала попросить новое имя, но привыкла, чтобы её по-прежнему звали. Они жили совсем вместе. Их остров был в какой-то глуши, по утрам можно было долго гулять в тумане, ощущать прохладу и спокойствие, гладить землю и ощущать мягенький мох и густую короткую плюшевую траву. Там даже не было крупных животных.

Эт снова отлучился, и Око тоже… потом. Бабушка плела корзину у окна и точно видела, как она ушла плавать. Эт всегда от кулона чувствовал то же, что от её мирного, тёплого и ровного поля зрения, но тут сразу засуетилось. И резко исчезло. Наверное, из-за рук: она всегда до этого момента, она хорошо плавала.

Когда Эт был по серьёзным делам далеко от Око, он всё ещё чувствовал её присутствие, но это ощущение прекратилось, значит, что подтверждают слова бабушки, она плавала в пруду, что было частым делом, но не смогла заморозить воду под собой, чтобы спокойно дойти до берега, когда почему-то не смогла плыть.

Пустой остров - Этез хотел бы родиться магом воды, но даже не мог плавать: пернатые крылья быстро тяжелели и тянули на дно, на дно …дно … В округе они каждый камень видели вместе, Эт ещё чувствовал на себе подаренный кулон.

Если бы я с детства училась, например, бегать, всё свободное время отдавала бы этому, а не глупому смотрению в экран, которое мне ничего не дало, наверное, была бы тогда уже гением. Могла бы быть. Кто угодно с хорошей наследственностью мог бы. Чтобы Око жила, я должна думать о ней и забывать себя. Я не хочу этого. Открыла окно: уже темновато. На столе стопка учебников по школьным предметам с несделанной домашней работой: «Ё-маё».

***

Скажи, если бы ты слышал голоса, что бы они говорили? - я посмотрела на него.

Алка представила, как Эт её обнимает. Теперь уже не получится… Эти чувства мои или её…

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,50 из 5)
Загрузка...