Валерий Круглов

Кровь воина

Пролог

Стены пещеры озаряли багровые всполохи. Магические разряды разбивались об окутанные голубоватой аурой защитного заклинания боевые доспехи воина. Атаки мага слабели, битва истощила чародея. Однако паладин тоже едва держался на ногах, и только зачарованная броня спасала его от неминуемой смерти. Он медленно, но упорно приближался к противнику, пошатываясь от магических ударов. Оплавленный колдовским огнём двуручный меч бесполезной железякой валялся где-то позади, среди тел погибших и раненых товарищей. В руке воин сжимал длинный кинжал, это было единственное оставшееся у него целое оружие.

Маг отступал, лицо его заливала кровь, сочащаяся из глубокой раны на лбу. Пятясь, он запнулся о чьё-то бездыханное тело и на мгновение потерял равновесие. Воспользовавшись заминкой, паладин рванулся вперёд, но, поскользнувшись на влажном от крови полу пещеры, упал навзничь. Шлем глухо стукнулся о камни и слетел с головы. Сил подняться у него уже не было. Защитная аура рассеялась. Бой был проигран.

Чародей, тяжело опираясь на посох, приблизился к павшему рыцарю.

— Значит, так и кончится твоя последняя битва, Гевард? — чуть слышно прошептал он и зашёлся сухим кашлем.

— На всё воля Богов, — прохрипел паладин, с ненавистью глядя на своего врага. — Ты выиграл битву, Аразот, но война ещё не окончена.

— Посмотри вокруг, — маг обвёл рукой место сражения, устланное мёртвыми телами. — Стоит твоя цель вот этого? Жизнью товарищей ты заплатил за свои деяния. Теперь ты присоединишься к ним!

Аразот направил посох на поверженного противника и начал творить заклинание. Внезапно маг умолк на полуслове и неподвижно замер на месте.

— Скорее, — послышался слабый голос. — Долго я не смогу его сдерживать.

Перед раскрытой в сторону чародея ладонью одного из раненых спутников воина тускло мерцала в воздухе руна окаменения.

— Майнфридус, ты жив, — облегчённо выдохнул Гевард.

— Это ненадолго, если ты не поторопишься, — простонал друид. — Убей его!

Рыцарь попробовал подняться, но последние силы были потрачены на неудачный рывок. Он не смог даже перевернуться на живот, чтобы доползти до противника.

— Нет, друг мой, — обречённо признал Гевард после очередной безуспешной попытки. — Доспехи слишком тяжёлы, а я обессилен. Может, ты сумеешь?

— Ноги обломками придавило, — сквозь зубы прошипел Майнфридус. — Не могу выбраться.

В бессильной ярости Гевард застонал и поднял руку с зажатым в ней кинжалом. Шанс, что он сумеет метнуть оружие удачно, был очень мал, но иного выхода воин не видел.

— Стой! — крикнул друид. — Мы не можем рисковать!

Свободной рукой он извлёк из своей походной сумы небольшой предмет и бросил его лежащему рыцарю.

— Мы допускали, что всё может кончиться этим, — друид с сожалением посмотрел на боевого товарища. — Ты знаешь, что делать. Поспеши, я долго не продержусь.

Гевард поднял резную человеческую фигурку из светлого дерева. Воин не раз держал её в руках во время похода. Майнфридус заставил всех членов отряда выучить нужные слова и порядок действий. Это был их запасной план, и вот настало время его воплотить. Паладин поставил фигурку около головы и впился взглядом в застывшего чародея.

— Вечным стражем ставлю тебя на этом посту, — произнёс Гевард заученные слова заклинания. — Сила врага моего пусть питает тебя. Жертву равнозначную даю. Кровью своей скрепляю договор.

Воин одним резким движением перерезал себе горло. Тело его выгнулось и опало, взгляд затуманился, тёмная жидкость хлынула изо рта и раны на шее. Кровавый ручеёк достиг основания фигурки и остановился. Дерево стало медленно темнеть, впитывая всю пролитую паладином кровь без остатка.

Руна перед рукой друида, слабо вспыхнув, исчезла. Освобождённый от заклинания Аразот выронил посох и упал на колени. Своды пещеры пришли в движение. Град из каменных осколков обрушился вниз. Огромный обломок наглухо запечатал выход. Сквозь грохот обвала донёсся полный ярости и отчаяния крик чародея.

I

Дигор ненавидел ночные дозоры. Вместо того, чтобы делить кровать с молодой женой, он был вынужден до рассвета кормить комаров за городской стеной Акестоса. Деваться было некуда, все здоровые горожане мужского пола в возрасте от шестнадцати до пятидесяти лет «добровольно» привлекались к усилению княжеской дружины. Великое Противостояние завершилось восемь лет назад победой Союза Пятерых, но разрозненные банды воинов Ордена Полуночи всё ещё могли представлять угрозу. По крайней мере, многие жители Акестоса в это верили, хотя со времён последней серьёзной стычки прошло уже более четырёх лет. Поэтому каждый мужчина, способный держать оружие, несколько раз в месяц привлекался для ночного патрулирования внешнего периметра столицы.

Дигор протяжно зевнул и с завистью посмотрел на храпящего Ильнара.

— В следующий раз я первый лягу, — недовольно буркнул юноша, подкидывая веток в костёр.

Протекали ночные дежурства обычно скучно, однако спать в дозоре строжайше запрещалось. Дигор с Ильнаром часто патрулировали вдвоём, они дружили с детства и доверяли друг другу. Каждый из них не раз прикрывал спящего напарника в случае проверки.

Молодой человек поднялся и поправил ножны на поясе. Пора было совершить очередной обход вверенной территории. Он запалил факел от костра и, тяжело вздохнув направился в сторону тракта, когда из темноты послышалось негромкое покашливание.

— Стой, кто идёт? — испуганно выкрикнул юноша и, подняв факел над головой, выставил перед собой короткий меч.

Ильнар мгновенно перестал храпеть и, вскочив на ноги, тоже обнажил оружие.

— Всего лишь мирный путник, — раздался спокойный голос. — Уберите мечи, я безоружен.

Из тьмы выступила внушительная фигура в дорожном плаще. Лицо незнакомца скрывал капюшон, а широкая ладонь крепко сжимала длинный посох.

— И что привело тебя в наши края, странник? — подозрительно поинтересовался Ильнар.

— Дорога привела, — путник снял капюшон. — Пустите к огню? Озяб я малость. Мне бы передохнуть да погреться немного.

Странник оказался крепким седым стариком с окладистой бородой и длинными волосами, перехваченными широким кожаным очельем.

— Ага, — хмыкнул Дигор. — Дайте напиться, а то так есть хочется, что переночевать негде. Знаем мы таких.

— Зря ты, отважный воин, сразу так плохо обо мне думаешь, — усмехнулся старик и похлопал ладонью по дорожной суме. — Снедь у меня имеется, с удовольствием поделюсь. За ночлег расплатиться могу, вы мне только дорогу к постоялому двору укажите.

— Ладно, присаживайся к костру, грейся, — Дигору явно польстило, что путник безошибочно распознал в нём отважного воина. — Как зовут тебя, странник?

— Везде по-разному, — путник задумчиво почесал бороду. — Майнфридусом чаще. На имя Фридус тоже откликаюсь.

— Меня Дигором зовут, а друга моего Ильнаром, — юноша покровительственно похлопал напарника по плечу. — А нет ли у тебя, дедушка, в твоей суме чего-нибудь хмельного?

— Найдётся, — старик хитро подмигнул.

— Вот и славно, — обрадовался молодой дозорный. — Я тогда сейчас окрестности быстро обойду и вернусь. Только без меня не начинайте.

Бодрой походкой, освещая путь факелом, Дигор скрылся в темноте.

Старик подсел к костру и с интересом посмотрел на Ильнара.

— Часто в дозор отправляют?

— Пару раз в месяц, — зевнув, ответил юноша.

— Люди боятся, — понимающе кивнул Майнфридус. — Такое быстро не забывается. Я из Идангарда иду, там тоже патрули на дорогах днём и ночью.

— Не был там никогда, но слышал, что город красивый, — вздохнул Ильнар.

— Был красивый, — подтвердил старик. — Восстанавливают потихоньку, но до былого великолепия ещё далеко.

— А в наши края, что привело? Наверняка очень важная причина заставила тебя отважиться на столь долгое путешествие. Путь неблизкий и на дорогах всё ещё неспокойно. Я слышал, что большие группы полуночников чаще стали нападать на путников и торговцев. Кое-кто даже думает, что Орден снова может возродиться.

— Действительно, причина имеется, — подтвердил Майнфридус. — Есть у меня одно неоконченное дело, требующее завершения, но не в вашем городе, а намного дальше. В Громар лежит мой путь.

— Ого! — удивлённо вскинул брови дозорный. — Там же после Великого Противостояния камня на камне не осталось. Говорят, земли эти выжжены магией, из-за колдовского тумана не видно неба, и обитают там жуткие демоны, призванные Аразотом на последнюю битву, но так и не вернувшиеся в преисподнюю после поражения чернокнижника.

— Возможно, всё так и есть, — старик задумчиво следил за пляшущими языками пламени, — но иногда обстоятельства вынуждают нас выбирать не самую лёгкую дорогу. В одиночку преодолеть этот путь будет тяжело. К сожалению, когда люди узнаю́т, куда я направляюсь, у желающих составить мне компанию сразу находится какие-нибудь срочные дела. Даже несметные богатства, сокрытые в сокровищнице тёмного мага, не прельстили ни одного авантюриста. Видимо, в Орвале совсем не осталось бесстрашных героев. Только представь, какая слава ждёт путешественника, вернувшегося живым из Громара. Он станет легендой. Барды будут слагать о нём песни, а сокровищ, оставшихся после падения Ордена, хватит потомкам до десятого колена.

— Значит, всё дело в славе и богатстве? — кивнул юноша. — Ну конечно, зачем ещё человеку рисковать жизнью.

— Я не гонюсь ни за тем, ни за другим, — старик нахмурился. — Мои мотивы совершенно иные. Видишь ли, Ильнар, я участвовал в последнем сражении. Я был свидетелем поражения Аразота. Там, глубоко в пещере под за́мком, осталась одна очень важная для меня вещь, и я намерен добраться до неё, чего бы это ни стоило.

— Правда? — оживился молодой человек. — Ты действительно был там?

— Да, — печально опустил голову странник. — Немногие уцелели в той битве, но мне повезло.

Ильнар замолчал, задумчиво глядя на потрескивающий костёр. Старик, покопавшись в суме́, извлёк деревянную баклагу, ковригу ржаного хлеба и несколько кусков вяленого мяса. Скинув плащ, он расстелил его перед костром и принялся раскладывать нехитрое угощение.

— Я пойду с тобой, — решительно произнёс вдруг Ильнар.

Старик удивлённо поднял на него взгляд.

— Богатство и слава? — насмешливо прищурился он. — Дорога предстоит опасная, но и награда будет соответствующая. Ты хорошо подумал?

Рядом в темноте хрустнула ветка. Мужчины резко обернулись на звук. Юноша схватил меч и тут же, облегчённо выдохнув, отложил его в сторону. К костру вышел Дигор. Бросив потухший факел в костёр, плюхнулся на землю рядом с разложенной закуской и обвёл остальных подозрительным взглядом.

— Что за разговоры про богатство?

— Майнфридус ищет спутников для похода в Громар, — негромко произнёс Ильнар. — Я согласился присоединиться к нему.

— Совсем спятил? — вытаращился на него товарищ. — Жить надоело?

— Ты знаешь, что я давно хотел туда попасть, и вот шанс представился.

— Я думал, ты просто треплешься, — возмутился Дигор. — Я вот княжну хотел в жёны взять, а женился на дочке сапожника. Надо же понимать, где фантазии, а где реальность.

— Я решил, — упрямо произнёс Ильнар. — Может, удастся узнать что-нибудь об отце.

— Твой отец участвовал в громарской битве? — вмешался старик. — Я мог с ним там встречаться. Как его имя?

— Гевард Бесстрашный, — ответил за друга Дигор. — Восемь лет назад он пропал без вести во время боя в Громаре. Уцелевшие воины говорят, что не видели его во время сражения. Среди трупов павших, останки Бесстрашного тоже найдены не были. Кое-кто считает, что паладин трусливо бежал и теперь скрывается под чужим именем.

— Он не был трусом! — гневно прервал его Ильнар. — Я найду способ это доказать, даже если ради этого мне придётся рискнуть собственной жизнью.

Старик внимательно посмотрел на юношу.

— Я не замечаю сходства, ты совсем не похож на отца, — странник улыбнулся. — Гевард был, конечно, не самым приятным человеком, но трусом его точно никто называть не может. Именно благодаря ему Союз Пятерых смог одержать победу над Орденом Полуночи. Он пожертвовал собой в битве с Аразотом, лишив чародея магических сил, и повернул ход Великого Противостояния.

— Я знал! — воскликнул Ильнар. — Отец не мог сбежать с поля боя!

— Я могу подтвердить это словами, но доказательств у меня нет, — развёл руками Майнфридус. — Никто не поверит неизвестному бродяге, хотя восемь лет назад моё слово много значило. Если ты сможешь доставить останки отца в Акестос, то вместе с моим свидетельством это поможет восстановить честь Геварда.

— Это если вы сможете вернуться, — насмешливо фыркнул Дигор. — Даже вдвоём у вас очень мало шансов выжить в мёртвых землях. Скорее всего, вы сгинете ещё по пути в Громар.

— Можешь присоединиться к нам, — предложил старик. — Тогда наши шансы на успешный исход мероприятия возрастут. Что касается дороги, то я знаю один способ, который поможет нам существенно сократить расстояние до пункта назначения.

— Ещё один меч не помешает, — тихо произнёс Ильнар, — но я не могу просить тебя рисковать жизнью.

— Сам решу, рисковать мне или нет, — огрызнулся товарищ. — Думать буду. Вы же не сию секунду отправляться собираетесь? Подготовиться к походу нужно тщательно — маршрут проложить, провизией запастись, план составить.

— Маршрут давно проложен и план продуман, — заверил его Майнфридус, — но задержаться немного можно. Я всё равно хотел на несколько дней остановиться в вашем городе.

— Вот и хорошо, — удовлетворённо кивнул молодой человек и приложился к фляге странника. — Хорошее вино. Что ты там рассказывал про сокровища?

II

Весенним утром за ворота города Акестос вышли трое путников. Впереди шагал высокий старик в сером дорожном плаще. Его длинные седые волосы, убранные под широкую, опоясывающую лоб ленту, трепал тёплый ветерок. Правой рукой при ходьбе он опирался на длинный крепкий посох, а левой поддерживал лямку вместительной сумы, перекинутую через плечо.

За ним следовали двое молодых мужчин в лёгких кольчугах. Обоим на вид было не больше двадцати лет. Они оживлённо что-то обсуждали вполголоса.

— Я всё равно думаю, что зря мы лошадей не взяли, — ворчал невысокий рыжий крепыш. — В разы быстрее добрались бы. Пешком мы до лета идти будем.

— Успокойся, Дигор, — худощавый брюнет с тонкими чертами лица дружески пихнул его плечом. — Фридус сказал, что знает короткий путь. С лошадьми через Падающие скалы перебираться не лучшая затея, да и в лесу от них толку мало будет.

— Я посмотрю на вас, когда добычу обратно придётся на своём горбу тащить, — буркнул рыжий.

— Не рано ли ты об этом задумался? — усмехнулся Ильнар.

— А что? — насупился его собеседник. — Я, между прочим, Гендру обещал золотом осыпать, иначе она меня не отпустила бы. Мне без сокровищ интереса нет, с вами сапоги стаптывать и здоровьем рисковать.

— А я думаю, что не из-за золота ты со мной пошёл, — добродушно возразил брюнет. — Не мог ты просто так друга одного в опасное путешествие отпустить.

— Вот ещё, — фыркнул Дигор. — Ты явно переоцениваешь нашу дружбу.

— Ладно, — засмеялся Ильнар, — сделаю вид, что я тебе поверил.

Старик обернулся и неодобрительно оглядел спутников.

— Прибавьте шагу. До ночи мы должны быть у Шепчущего леса. Там сделаем привал до утра. Лес нужно будет пересечь за один день, нечего там после наступления темноты делать.

Путники ускорились. Шпили башен Акестоса вскоре скрылись за холмами. Перебрасываясь редкими фразами, путники приближались к первой запланированной Майнфридусом точке маршрута.

Шепчущий лес пользовался дурной славой. Путешественники и торговые караваны предпочитали обходить его стороной. Ходили слухи, что его облюбовали разбойничьи банды и именно там находится их самое большое логово. Правда это или нет, доподлинно известно не было. Князь Акестоса Элион несколько раз посылал туда вооружённые отряды, которые возвращались ни с чем. Либо слухи о разбойниках были неправдой, либо их кто-то вовремя предупреждал о готовящейся облаве.

В сгущающихся сумерках путешественники приблизились к лесу. Старик наконец скомандовал привал. Непривычные к долгим переходам молодые люди со стонами повалились на траву.

— У меня сейчас ноги отвалятся, — пожаловался товарищу Дигор.

Ильнар промолчал, но было видно, что он тоже выбился из сил.

— Чего разлеглись? — недовольно прикрикнул старик. — Кто хворост для костра собирать будет?

— Тепло же, — попробовал возразить Дигорю. — Может, без костра обойдёмся?

— Не обойдёмся! — отрезал Майнфридус. — Волков не боишься?

— Боюсь, — нехотя признал юноша и, с кряхтением поднявшись, побрёл за дровами.

— Погоди, — простонал Ильнар. — Я с тобой.

— Лежи уже, отдыхай, — смилостивился товарищ. — Сам справлюсь.

Спустя четверть часа небольшой костёр весело трещал на опушке леса. Трое странников делили поздний ужин и неспешно беседовали.

— Вы с отцом были друзьями? — обратился к старцу Ильнар. — Расскажи, как он погиб.

— Гевард ни с кем особо не сближался, — вздохнул старик. — Молчаливый был и нелюдимый, но в бою на него всегда можно было положиться. Беззаветно преданный своей цели и не признающий компромиссов, он без колебаний пожертвовал своей жизнью ради победы. Нас определили в один небольшой отряд, состоящий из лучших воинов и магов пяти княжеств Орвала. Пока основные силы Союза Пятерых вели ожесточённое сражение с Орденом, мы должны были незаметно проникнуть в замок и попытаться устранить Аразота. Нам повезло. Хитростью мы смогли заманить чернокнижника в пещеру под за́мком, но чародей оказался нам не по зубам. Он смог в одиночку уничтожить почти весь отряд. На ногах остался только твой отец, и, возможно, у него получилось бы убить мага, но судьба распорядилась иначе. В решающий момент он поскользнулся и упал. Сил подняться у Геварда уже не было, и он принял единственное верное в этой ситуации решение — с помощью тайного магического обряда лишил Аразота силы. К сожалению, ритуал требует от исполнителя слишком высокую цену. Когда обряд был завершён, я обрушил своды пещеры, запечатав ослабевшего чародея внутри.

— А как ты уцелел? — вмешался Дигор.

— Защитная сфера, — коротко бросил Майнфридус.

— Так ты маг? — вытаращился на старика юноша.

— Когда-то был друидом, но битва с Аразотом и для меня не прошла без последствий. Я тоже лишился своих сил, теперь я просто бесполезный старик. Однако если наш поход увенчается успехом, то мне, возможно, удастся вернуть утраченные способности.

Со стороны леса внезапно раздались крики, и на опушку выскочили две едва различимые в темноте фигуры. Между деревьев в свете факелов замелькали неясные силуэты. Незнакомцы бросились к костру, громко взывая о помощи. Путешественники вскочили на ноги. Молодые воины обнажили мечи, а Майнфридус застыл в боевой стойке, обхватил посох двумя руками. Следом за беглецами из леса показались преследователи. Дюжина вооружённых мужчин с яростными воплями настигали своих жертв. Факела освещали искажённые злобой лица в жуткой боевой раскраске, на доспехах и щитах красовался белый полумесяц — эмблема Ордена Полуночи.

— Спиной к костру! — скомандовал старик.

Беглецы достигли спасительного островка света и, тяжело дыша, развернулись к преследовавшим их полуночникам. Мужчина сжимал в левой руке копьё, правая висела плетью, рукав грязной изорванной рубахи был тёмным от пропитавшей его крови. В руке светловолосой миниатюрной девушки блестел кинжал.

Появление неожиданной подмоги ничуть не смутило преследователей, численное преимущество было на их стороне. Первый достигший костра бандит был встречен ударом посоха Майнфридуса с разворота в голову. Раздался громкий хруст, чётко различимый даже сквозь воинственные крики. Развернувшись, полуночник по инерции сделал ещё несколько шагов на заплетающихся ногах и, выронив меч, рухнул на землю.

Раненый беглец, закричав, метнул копьё в одного из воинов Ордена. Тому удалось увернуться, но вот бегущему за ним повезло меньше — широкий наконечник глубоко погрузился в горло. Захрипев, бандит рухнул навзничь, вцепившись обеими руками в древко. Подхватив меч убитого друидом полуночника здоровой рукой, мужчина бросился в бой.

Тем временем Дигор с Ильнаром с трудом сдерживали натиск четверых подоспевших воинов. Навыков, полученных за время тренировок дозорных, едва хватало, чтобы отражать атаки опытных бойцов. Ещё четверо разбойников с опаской подступали к яростно размахивающему перед собой посохом Майнфридусу. Повторять судьбу своего неосторожного товарища никто из них не желал.

Девушка, выставив перед собой кинжал, ловко избегала ударов меча своего противника, выжидая подходящий момент для атаки. Звенели клинки раненого мужчины и противостоящего ему полуночника. Несмотря на то, что сражаться ему приходилось левой рукой, беглец весьма успешно справлялся со своей задачей. Парировав очередной удар бандита, он резко присел и наотмашь рубанул врага по ногам. Полуночник, закричав от боли, упал, и мужчина, навалившись всем весом на рукоять, вонзил меч ему в живот, пробивая лёгкую кольчугу.

Рядом громко выругалась беглянка. Клинок противника, наконец достиг цели, на бедре чуть выше колена появился глубокий порез. Её спутник, схватив клинок убитого разбойника, бросился на помощь. Он не заметил, как один из осаждавших старика бандитов отделился от группы и метнулся в его сторону. Двуручная секира с хрустом, перерубая позвоночник, вонзилась в спину беглеца. Коротко вскрикнув, он упал ниц. Полуночник, атакующий девушку, на мгновение обернулся на звук. Этого ей оказалось достаточно. С грацией пантеры она взмыла в воздух и обрушилась на врага, вонзив кинжал точно в ухо. Ловким кувырком скатившись с тела поверженного противника, воительница вскочила на ноги и кинулась к разбойнику, выдирающему свою секиру из спины её спутника. С силой оттолкнувшись от земли, она впечатала обе ноги в грудь воина Ордена, сбивая его с ног, и, подхватив меч убитого товарища, принялась яростно кромсать упавшего противника.

Друид держал своих врагов на расстоянии, умело орудуя посохом. Улучив момент, он сунул руку в суму и, выудив оттуда небольшую склянку с тёмной жидкостью, бросил перед собой. Раздался громкий хлопок, и троих бандитов, теснящих старика, объяло яркое пламя. С воплями они повалились на землю и принялись кататься по ней, безуспешно пытаясь сбить огонь. Майнфридус же поспешил к своим спутникам.

Помощь пришлась как нельзя кстати, юноши отбивались из последних сил. Ильнар был серьёзно ранен в плечо, кольчуга Дигора была пробита с правого бока, а ноги его заливала кровь. Посох старика со свистом рассёк воздух, и шея ближайшего разбойника хрустнула, ломаясь от чудовищного удара. Ещё одного полуночника сразила в спину подоспевшая девушка. Дигор, воспользовавшись заминкой, пнул растерявшегося противника в живот и, перехватив рукоять меча двумя руками, с криком обрушил меч ему на голову, кроша кости черепа.

Последний оставшийся в живых воин Ордена, внезапно осознав, что остался один, бросился в сторону леса. Ильнар метнул меч в удаляющуюся спину, но промахнулся.

— Надо уходить, — задыхаясь, прохрипела беглянка. — Он сейчас подмогу приведёт.

Спорить с ней никто не стал. Свернув лагерь, путники поспешно скрылись в ночном лесу, двигаясь в сторону, противоположную предполагаемой погоне.

III

Шепчущий лес беглецы пересекли довольно быстро. Во время короткой передышки Майнфридус обработал и перевязал раны, полученные путешественниками в бою. Опасения вызывало лишь ранение Дигора. Друид смазал пропоротый бок юноши дурно пахнущим снадобьем, но предупредил, что последствия могут быть серьёзными и, возможно, лучше повернуть назад, пока не поздно. Молодой человек заверил, что рана почти не беспокоит, и он вполне способен двигаться дальше. Спасённая девушка, назвавшаяся Элларой, провела их тайными тропами, и уже к рассвету странники вышли к подножию Падающих скал.

— Нам придётся подняться почти на самую вершину, — старик внимательно посмотрел на Дигора. — Справишься?

Юноша утвердительно кивнул. Он старательно скрывал своё состояние, но все замечали, как гримасы боли время от времени искажали его бледное лицо.

— Подъём будет нелёгким, — обратился Майнфридус к спутникам. — К счастью, я знаю обходной путь. Это займёт немного больше времени, но облегчит восхождение.

— Предлагаю не задерживаться, — Эллара обернулась в сторону леса. — Похоже, нам удалось оторваться от погони, но рисковать я бы не стала.

— Хочешь присоединиться к нам? — удивлённо взглянул на неё Ильнар. — Ты ведь уже поняла, куда мы направляемся?

— Мне всё равно, — пожала плечами девушка. — Я не первый год скитаюсь по дорогам Орвала и давно поняла, что в компании это делать намного безопаснее. Говорят, в Громаре есть чем поживиться. Одна туда соваться я бы не рискнула, но если уж судьба свела нас вместе, то грех этим не воспользоваться.

Она подозрительно посмотрела на молодого человека.

— Или, может, ты против моей компании?

— Нет, что ты, — поспешно выпалил Ильнар и смущённо отвёл взгляд. — Просто хотел убедиться, что понимаешь, куда ввязываешься.

— Понимаю, — усмехнулась девушка. — Идём, или ещё что-то обсудить хочешь?

Парень отрицательно помотал головой.

Путники ступили на узкую горную тропу. Впереди, помогая себе посохом, бодро шагал друид. Казалось, ночное сражение и последующее поспешное бегство через мрачный лес нисколько не утомили его. Дигор с нескрываемым раздражением сверлил взглядом широкую спину старца.

— Откуда у него столько сил? — прошептал он другу. — Мы уже вторые сутки без сна и нормального отдыха, а он как будто и не устал вовсе.

Старик внезапно обернулся, как будто услышал сетования юноши, и ободряюще махнул рукой.

— Сейчас немного поднимемся и привал сделаем. Тут подходящее место рядом есть. Не отставайте.

Время перевалило за полдень, когда путники наконец добрались до небольшой висячей долины.

— Здесь лагерь разобьём, — скомандовал друид, указав посохом в сторону горного ручья. — Ильнар с Элларой за хворостом, мы с Дигором подготовим становище.

— Наконец-то, — простонал рыжий юноша. — Это, по-твоему, рядом?

— Никто не обещал, что будет легко, — резко бросил Майнфридус. — Благодаря нападению полуночников мы прибыли на место раньше, чем планировалось, поэтому отдыхать можем до утра.

Парень облегчённо выдохнул и поплёлся следом за старцем к ручью. Эллара направилась в сторону группы чахлых деревьев, приглашающе махнув головой Ильнару.

— Чего застыл?

— Иду, — буркнул он.

Юноша последовал за бойкой блондинкой. Рядом с Элларой он испытывал странное смущение. Девушка понравилась Ильнару, и всю дорогу он украдкой разглядывал её, гадая, кто она и как оказалась в лесу. Теперь же, оставшись наедине, он не мог выдавить из себя ни слова.

— Жалко твоего друга, — наконец решился он. — Вы были близки?

— С Тревором? — обернулась девушка. — Я его почти не знала. Познакомились в плену у разбойников. Помогла ему бежать. Умелый воин, жаль, что погиб.

— Ты тоже была в плену? — подбирая сухие ветки, спросил Ильнар.

— Не совсем, — уклончиво ответила блондинка. — Скорее занималась разведкой.

— Для кого? — заинтересовался парень.

— Уже неважно, — отрезала девушка, вонзая меч в ствол дерева. — Всё пошло не так, как было запланировано.

— Ясно, — хмыкнул Ильнар. — Не хочешь говорить - не надо.

Он молча продолжил собирать хворост. Эллара тоже замолчала, было заметно, что она о чём-то напряжённо размышляет.

Майнфридус в это время внимательно осматривал рану Дигора и неодобрительно качал головой.

— Плохо. Очень плохо. Похоже, началось заражение.

— Ты же друид. Сделай какую-нибудь мазь.

— Для мази нужны ингредиенты, а где я тут их тебе найду? Будем надеяться, что обойдётся. Говорил я тебе сразу, что назад нужно идти. Теперь уже поздно поворачивать.

— Не могу назад, — поморщился юноша. — Как я друга брошу? Мы с ним с самого детства вместе. Он мне как брат. Когда Гевард бесследно исчез, многие решили, что отец Ильнара трус. Чего только они с матерью не наслушались от соседей. Большинство горожан стали относиться к ним очень плохо. Ниора не выдержала травли и повесилась, когда Ильнару было четырнадцать. Мои родители приняли его в нашу семью. Куда он без меня? Пропадёт. Боец из него никудышный.

— Теперь понятно, почему для него так важно попасть в Громар, — задумчиво кивнул старик.

— О чём разговор? — Эллара кинула дрова на землю. — Обсуждаете, как распорядитесь сокровищами?

— Ага, — ухмыльнулся Дигор. — Только, думаю, меня особо никто спрашивать не будет. Я ещё за порог не вышел, а супруга уже список села составлять.

Друид быстро развёл небольшой костёр, и путники, расположившись вокруг, приступили к трапезе. Девушка отмалчивалась, сосредоточенно пережёвывая пищу. Дигор едва притронулся к еде и всё чаще прикладывался к глиняному сосуду с вином. Ильнар настойчиво выпытывал у Майнфридуса подробности событий минувших дней.

— Расскажи про Аразота, Фридус. Говорят, что у него жутко обезображено лицо и ростом он на две головы выше обычного человека.

— Врут. Ростом он не выше меня, и лицо у него вполне обычное. Слухи появились, потому что магистр Ордена Полуночников избегал появления на публике, а когда всё же являлся своим подданным, то скрывал лицо под железной маской. Немногие знали, как он выглядит на самом деле.

— Но ты знаешь?

— Во время последнего боя твоему отцу удалось сбить с него маску. Ничего необычного под ней не оказалось.

— А как ты выбрался из пещеры, если выход был завален?

— Повезло. Я обнаружил портал Аразота. Оставалось только активировать его. Видимо, колдун был готов к возможному поражению и предусмотрел для себя пути отступления. Выход из портала находится на вершине, в центре Падающих скал. Собственно, туда мы и направляемся. Если всё пойдёт по плану, то через три дня окажемся в замке колдуна, минуя пустоши Громара.

— Звучит обнадеживающе, — подал голос Дигор. — Нас точно ждёт успех. За это надо выпить!

Он в очередной раз отхлебнул из фляги и протянул её Ильнару. Тот отрицательно мотнул головой и неодобрительно посмотрел на друга.

— Хватит пить. Как рана?

— Нормально, — обиженно огрызнулся Дигор. — Заживёт.

— Подъём будет тяжёлым, — напомнил друид. — Нужно хорошо отдохнуть. Дежурить будем по очереди. Первыми мы с Элларой заступим, после полуночи смените нас. Все согласны?

— Ладно, — согласился Ильнар.

Он втайне надеялся разделить дежурство с девушкой, но спорить не стал.

IV

Спустя три дня четверо путников стояли перед входом в пещеру на вершине скалы. Ветер рвал их одежды, а на лицах отражалась усталость от долгого перехода. Бледный Дигор с трудом держался на ногах. Его шатало. Он вцепился в плечо друга, чтобы не упасть.

— Почти добрались, — сквозь шум ветра прокричал друид. — Портал внутри.

Своды пещеры скрыли их от ледяных порывов. Внутри было темно и влажно. Майнфридус достал из заплечной сумы четыре факела и, запалив, раздал их спутникам. В тусклом свете стало видно, что они стоят на краю глубокой ямы.

— Придётся спускаться вглубь. Внимательно смотрите под ноги, тропа довольно узкая, есть опасность сорваться вниз.

Голос друида, отразившись эхом, прозвучал неестественно громко. Тропа, ведущая вниз, не более локтя шириной, прилегала к стене пещеры и терялась во тьме. Путешественники осторожно ступили на неё гуськом и начали спуск. Через сотню шагов Майнфридус, возглавлявший группу, обернулся и приложил палец к губам. Спутники непонимающе воззрились на него.

— Слышите? — одними губами прошептал друид.

Снизу донёсся низкий рокочущий звук. Теперь и все остальные его услышали. Крадучись, путники продолжили спуск навстречу неизвестности. С каждым витком тропы звук становился всё отчётливей и громче. Вскоре люди перестали слышать вообще что-либо, кроме ужасного рокота. Когда дно ямы озарил свет факелов, стало ясно, что источником шума является нагромождение камней в центре. Куча шевелилась. Камни поднимались и опадали, звук шёл прямо из центра насыпи.

— Скальный ящер, — обречённо констатировал друид. — Спит прямо перед порталом. Давно я их не встречал.

— Он опасен? — осторожно поинтересовался Ильнар.

— Весьма опасен и очень агрессивен. Без боя не пропустит.

— Может, не проснётся? — простонал Дигор, кривясь от боли.

Его лихорадило. Рана воспалилась, с каждым днём юноша чувствовал себя всё хуже. Майнфридус предположил, что в замке Аразота можно будет отыскать необходимые ингредиенты для изготовления целебного снадобья. Казалось, Дигор наконец осознал, к каким последствиям в результате может привести его травма, и, превозмогая боль, старался не задерживать товарищей в пути. Он понимал, что любое промедление может стоить ему жизни.

— Портал нужно активировать, а бесшумно это сделать не получится. Поэтому у нас только два пути — повернуть назад или сражаться.

— Не хочу на вас давить, но назад я не дойду.

— Значит, будем драться, — твёрдо сказал Ильнар.

— Шансов победить мало, — покачал головой старик. — Броню ящера мечом не пробить. Единственное незащищённое место находится под нижней челюстью, но подобраться туда сложно.

Он задумчиво смотрел на свернувшееся внизу чудовище.

— Возможно, получится ударить, пока он спит, но нужно действовать очень тихо.

— Эллара! — шёпотом вскрикнул Ильнар. — Стой! Ты куда?

Девушка, не обращая на него внимания, бесшумной тенью скользнула вниз по тропе. Затаив дыхание, путники следили за отчаянной блондинкой. Эллара с обнажённым мечом осторожно приблизилась к спящему монстру и, обойдя его вокруг, озадаченно пожала плечами.

— Не повезло, — сокрушённо прошептал Майнфридус. — Обычно они прикрывают уязвимое место во время сна, но попытаться стоило.

Ильнар замахал рукой, призывая девушку вернуться назад. Заметив его отчаянные жесты, Эллара направилась к спутникам. Внезапно размеренное сопение гигантского пресмыкающегося оборвалось. Ящер открыл глаза. Широкая голова на короткой шее поднялась из кажущейся бесформенной кучи. Грохоча каменной чешуёй, рептилия с поразительной для её массы ловкостью вскочила на ноги. Чудовищный рёв сотряс своды пещеры.

— Беги! — завопил Ильнар, сорвавшись с места навстречу Элларе.

Девушка резко прыгнула вперёд, чудом избежав клацнувшей у неё за спиной пасти, и, петляя, побежала к товарищам. Подоспевший Ильнар схватив её за руку резко рванул, потащив за собой. Чудовище бросилось следом, но каменная тропа оказалась для него слишком узкой.

— Живо за мной! — крикнул друид и первым устремился наверх.

Ящер поднялся задние лапы и впечатал передние в то место, где секунду назад стояли путешественники. Внушительная часть тропы с грохотом обрушилась. Замыкающий бегство Дигор, не удержавшись на ослабевших ногах, с криком сорвался вниз. Ильнар, обернувшись, полными ужаса глазами проследил за падением друга, но Эллара не позволила ему кинуться на помощь. С силой дёрнув юношу за руку, она потащила его за собой к выходу из пещеры.

Отсутствие удобного пути наверх ничуть не смутило жуткую тварь. Ловко перебирая ногами, рептилия забралась на стену и продолжила преследование, оглашая пространство громким рёвом. Друид на ходу сорвал с пояса склянку из красного стекла и не глядя, швырнул за спину. Раздался грохот, алый всполох озарил пещеру. Окутанное обломками и каменной пылью пресмыкающееся рухнуло вниз.

Падение лишь ненадолго задержало монстра, дав беглецам возможность немного оторваться от преследователя. Помотав головой, оглушённое чудовище вновь поползло по стене. Его яростный рёв внезапно сменился глухим клокочущим звуком.

— На пол! — заорал друид, падая ниц.

Соратники немедленно последовали его примеру. Сгусток зелёной жижи изо рта рептилии, пролетев над лежащими людьми, разбился о стену фонтаном брызг. Ядовитые ручейки потекли вниз, с шипением разъедая камень.

Вскочив, путники бегом преодолели расстояние, отделявшие их от выхода и выскочили наружу. Ящер, остановившись на границе падающего в пещеру света, разочарованно фыркнул.

— Он света боится, — уперев руки в колени, выдохнул друид. — Тут мы в безопасности, пока не стемнеет.

Внезапно из темноты с хлюпаньем вылетел розовый отросток и, приклеившись к Майнфридусу, резко рванул его прямо в жадно открытую пасть ящера. Старик успел схватить Ильнара за плащ. Обоих мужчин поволокло по земле. Эллара отреагировала молниеносно. Взмахнув мечом, она отсекла покрытый слизью язык рептилии. С пронзительным визгом втянув сочащийся чёрной жидкостью обрубок, ящер завертелся на месте.

Старик, не вставая с земли, метнул в монстра ещё один пузырёк из своего арсенала. Ошарашенное взрывом пресмыкающееся подняло голову вверх, на мгновение открыв участок розовой кожи на шее. Элларе этого оказалось достаточно. Меч, брошенный её рукой, вонзился по самую рукоять в уязвимое место каменной рептилии. Чудовище, хрипя, попятилось назад и с грохотом рухнуло на дно ямы, из которой вылезло.

— Сдохни, тварь, — сплюнула на пол блондинка.

Ильнар приблизился к краю ямы и, глядя вниз, крикнул:

— Дигор! Ты жив?

Не дождавшись ответа, он с надеждой взглянул на подошедшую девушку.

— Там же не очень высоко было. Может, он выжил?

Эллара молча пожала плечами.

— Чего гадать? — брезгливо отдирая от себя обрубок языка гигантской рептилии, произнёс друид. — Надо спуститься и проверить.

Помогая друг другу преодолеть разрушенные участки тропы, путники спустились на дно ямы. Среди обломков, неподалёку от мёртвого ящера, юноша обнаружил окровавленное тело друга.

— Дигор!

Опустившись на колени, он потряс товарища за плечо. Тот приоткрыл глаза и слабо застонал.

— Живой! — радостно закричал парень. — Фридус, он живой!

— Вот и хорошо, — улыбнулся друид и, коротко замахнувшись, ударил Ильнара посохом по голове.

В глазах у юноши потемнело. Он рухнул на тело раненого друга. Сознание покинуло его.

V

Очнувшись, Ильнар обнаружил себя лежащим на сыром каменном полу. Со стоном попытавшись ощупать раскалывающуюся от боли голову, он понял, что руки его крепко связаны за спиной.

— Оклемался? — раздался голос старика. — Похоже, я слегка перестарался.

— Что всё это значит, Фридус? — простонал парень. — Зачем?

— Ради высшей цели, — вздохнул друид. — Поверь, если бы был другой способ, я бы непременно им воспользовался. Однако его нет.

— Какая ещё цель?

Ильнар пытался повернуть голову, чтобы взглянуть на собеседника.

— Лара, усади его. Видишь, человеку неудобно.

— Сейчас, — послышался голос Эллары.

Довольно грубо юношу схватили за шиворот и прислонили к холодной стене. Осмотревшись, Ильнар понял, что это совсем не та пещера, в которой путники сражались с гигантским ящером. На полу тут и там валялись истлевшие человеческие останки в сгнившей одежде. Многие мертвецы всё ещё сжимали ржавое оружие в практически лишённых плоти руках. Стены коптили масляные светильники. В их тусклом свете парень непонимающе разглядывал бывших соратников, стоявших перед ним.

— Где Дигор? — он обвёл пещеру взглядом, ища друга.

— Исполнил своё предназначение и покинул этот мир, — старик развёл руками. — Видишь ли, порталы активируются с помощью магии крови. То, что твой друг увязался за нами, было большой удачей. Изначально на роль жертвы планировался Тревор, но он пал в битве у леса, поэтому твой друг занял его место.

— Я вижу, человеческая жизнь для тебя совсем ничего не значит, — с горечью констатировал Ильнар.

— Он всё равно долго бы не протянул. Дигору суждено было умереть если не в битве с ящером, то от гниющей раны. Никакие снадобья его уже не могли спасти. Не переживай. Смерть принесла ему лишь облегчение. Что же касается Тревора, то он был жестоким убийцей и насильником. Без него мир будет только чище.

— Без меня тоже? — язвительно процедил Ильнар. — Меня ты тоже убьёшь?

— Да, но сначала я объясню тебе, что происходит, — друид печально взглянул на юношу. — Возможно, ты меня поймёшь. У меня просто нет другого выбора. Думаю, перед смертью ты имеешь право узнать правду.

— Лишнее всё это, — подала голос Эллара. — Потомок в сознании, можно начинать ритуал.

— Не спеши, дитя, — мягко осадил её старик. — Мы долго этого ждали, потерпи ещё немного. К тому же, за время нашего короткого путешествия я в какой-то мере привязался к парню и считаю несправедливым, если он умрёт в неведении.

Старик приблизился к Ильнару и, присев перед ним на корточки, заглянул в глаза.

— Наша встреча была не случайна, Ильнар. Я долго за тобой наблюдал, выжидая подходящий момент. Я прекрасно знал, как ты хочешь доказать всем, что твой отец не предатель, поэтому уговаривать долго тебя не пришлось. Ты не похож на своего отца. Да, предателем его назвать нельзя, но и героем он не был. Ты знаешь, что до того, как он получил прозвище Гевард Бесстрашный, многие знали его как Акестосского Живодёра? Он был самым жестоким паладином во всех пяти княжествах Орвала. Исполняя волю князя Элиона, Гевард не щадил ни женщин, ни детей, безжалостно истребляя любых несогласных на своём пути. История пяти княжеств написана кровью. Люди стали забывать, какой ценой Элион получил свой престол. Даже теперь он продолжает править железной рукой, подавляя в зародыше любое инакомыслие, а свора его лизоблюдов создаёт для послушного народа иллюзию свободы.

Старик снял повязку, охватывающую лоб, и Ильнар увидел под ней уродливый зарубцевавшийся шрам.

— Эту отметину твой отец оставил мне восемь лет назад, когда обманом заманил сюда под предлогом переговоров. Только вот разговаривать он не хотел. Меня ждала засада. Несмотря на обещания, он пришёл не один.

Старик скользнул взглядом по многочисленным человеческим останкам, покрывающим пол пещеры.

— Это была жестокая битва, и только удачная случайность помогла мне выжить.

— Аразот? — тихо выдавил из себя Ильнар.

— Так меня когда-то звали, — кивнул старик и махнул рукой вглубь пещеры. — Останки Майнфридуса лежат под обломками. Его кровь я использовал, чтобы выбраться отсюда.

— Я тебе не верю! Ты всё лжёшь!

— Нет. Я говорю тебе правду. Какой смысл мне теперь лгать? Недовольных правлением Элиона было много, но только я открыто выражал свой протест. В какой-то момент люди начали ко мне прислушиваться. Я не хотел быть предводителем, но так получилось. У нас не было цели поднимать восстание. Мы хотели просто уйти в Громар и жить свободно, но князь не пожелал нас отпускать без боя. Он видел в нас угрозу.

— Банды полуночников, разбойничающие по всему Орвалу, это, по-твоему, безобидные люди, не представляющие угрозу? — усмехнулся Ильнар.

— Они были такими не всегда. На них была объявлена охота. Спокойно жить им бы всё равно не дали. Что ещё оставалось?

— А дьявольские твари, бившиеся на вашей стороне, это обычные домашние животные?

— Тут всё сложнее, — покачал головой Аразот. — Понимая, что в борьбе с превосходящими силами у нас не будет ни малейшего шанса, я был вынужден обратиться за помощью к древнему злу. Открыв врата в преисподнюю, я призвал жутких демонов. Когда твой отец лишил меня сил, я больше не смог их сдерживать, и орды ужасных созданий наводнили Громар. Спустя несколько лет им стало тесно, и теперь они расползаются по всему континенту. Именно поэтому мы сейчас здесь. Они явились сюда на мой зов, и отправить их обратно могу лишь я.

— Зачем было вести меня сюда? — спросил Ильнар охрипшим голосом.

— Мне необходимо вернуть свою силу для того, чтобы изгнать демонов обратно, пока они не стали серьёзной угрозой для всего Орвала. Для этого мне нужно пролить кровь человека, лишившего меня магии. Как ты понимаешь, Гевард мне в этом помочь уже не может, поэтому остаётся только использовать его потомка.

— Мог бы убить, пока я был без сознания, — процедил юноша.

— Проведение ритуала накладывает определённые ограничения. Отдающий свою кровь должен осознавать происходящее, а обряд нужно провести рядом с идолом, впитавшим мою магию. Сдвинуть или оторвать статуэтку от пола невозможно. Кровь твоего отца намертво приклеила её, лишь кровь его потомка способна это исправить.

— Может, начнём уже? — недовольно буркнула Эллара.

— Хорошо, — маг подхватил Ильнара и легко взвалил на плечо. — Расчисти место.

Девушка оттолкнула ногой останки в ржавых доспехах, лежащие возле небольшой чёрной фигурки, изображавшей человека, воздевшего руки вверх.

— Прояви уважение, дитя, — нахмурился чародей. — Несмотря ни на что, Гевард был великим воином.

— Эта мразь изнасиловала мою мать, — прошипела блондинка. — Из-за него я навсегда стала изгоем. Ненавижу!

Вздохнув, Аразот опустил свою ношу на освободившееся место и подобрал выпавший из руки мёртвого паладина кинжал.

— Прости, Ильнар, так нужно, — печально произнёс маг и занёс оружие над шеей лежащего юноши. — Кровью скрепившего договор освобождаю тебя! Прими равнозначную жертву и силу, питающую тебя, верни владельцу!

Тускло блеснуло лезвие, кровь хлынула из перерезанного горла юноши на пол пещеры., Огибая статуэтку, тёмный ручеёк заструился по камням.

— Что-то не так, — озадаченно произнёс чернокнижник. — Идол не принимает жертву.

Он задумчиво вглядывался в лицо юноши.

— Видимо, слишком часто Гевард отсутствовал дома, — наконец горько усмехнулся маг. — Ильнар не его сын.

— Что теперь? — Эллара растерянно замерла рядом. — Всё было напрасно?

— Мы давно знакомы, дитя, — произнёс Аразот, поворачиваясь к девушке. — Ты знаешь, что у меня всегда есть запасной план на случай, если что-то пойдёт не так. Благодаря этому я сумел восемь лет назад выбраться из каменной ловушки, в которую меня заточил Майнфридус. По этой же причине я прихватил с собой Дигора, не надеясь на то, что тебе удастся незаметно освободить Тревора и сбежать, не переполошив весь лагерь.

Блондинка испуганно попятилась.

— Ты дорога мне, Лара, — тихо произнёс колдун, — но на кон поставлено слишком многое. Искать ещё одного потомка Геварда у меня просто нет времени.

Он резко схватил блондинку за волосы и взмахнул кинжалом.

Эпилог

Высокий широкоплечий мужчина стоял на балконе замка, возвышающегося над разрушенным Громаром. В правой руке он сжимал посох. Ветер трепал его длинные чёрные волосы. Холодные тонкие черты лица портил безобразный шрам на лбу. Взгляд мужчины был направлен в сторону Акестоса, скрывающегося за далёкой горной грядой.

— Ну что же, Элион, я вернулся, — тихо пробормотал он. — В этот раз всё может закончиться по-другому. Я подарю людям свободу любой ценой. Историю пишут победители. Кого из нас будут считать злодеем через сотню лет?

Он перевёл взгляд вниз, где на покрытой лавовыми трещинами земле копошились жуткие порождения ада.

— Вам здесь не место, и я отправлю вас обратно в преисподнюю, но не сейчас. Сначала вы поможете мне завершить то, что я начал много лет назад.

Мужчина резко развернулся, полы чёрного плаща взметнулись за его спиной. Высокий силуэт чернокнижника растворился во полумраке замка. Красный излом молнии прочертил небо, и гром возвестил о начале новой эры.

 


Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...