Мирослава Есауленко

Маугли

Глава 1

Прижимая рану на боку, путник бросил взгляд за спину. В кромешной тьме пещеры, даже при тусклом свете кристаллов, практически ничего не видно. На зато слышно. Эхом раздавалось щелканье челюстей, нагоняя бегущего. В лицо подул ветер. Слабый, почти незаметный. Но мужчина его уловил и свернул в сторону прохода. В самом его конце мерцал свет. Спасение совсем близко. Нервно взглотнув, путник продолжил бежать. Твари, что гонятся за ним, не переносят солнечный свет. Вынужденные жить во тьме лабиринта пещеры, они стали слишком чувствительны к солнечным лучам.

Своды пещеры, чем дальше в нее заходить, становились все уже и уже. До тех пор, пока путник не встал боком. За спиной все звуки стихли. Погони больше нет и можно спокойно выдохнуть. С усилием протискиваясь между ледяными сводами пещеры, мужчина замер, задержав невольно дыхание. Он что-то услышал. Будто бы мелкие камни посыпались откуда-то сзади. Сверху… Сердце бешенным ритмом отбивало в груди, отдавая пульсирующей болью в висках. Открыв рот, он сделал вдох, стараясь быть как можно тише. Выдохнул. Грудная клетка опустилась, места стало больше и теперь ему удобнее пробираться. Да и свет стал ярче. Осталось совсем немного. Сощурившись, путник нахмурился. После долгого пребывания во тьме глазам больно от столь яркого света. Но скоро он к этому привыкнет, так что осталось совсем немного.

Проход понемногу стал расширяться и мужчина теперь мог спокойно идти дальше. Вытерев о штанину запачканную кровью руку, путник закашлял. Порез не глубокий, что не может не радовать. Правда, волнует оставленный им след из крови. Пусть он и близок к выходу. Выйдя в пещеру, он прикрыл рукой глаза, пряча их от яркого света. Но вот, что странно. Слабый ветерок есть, а звуков нет. Гробовая тишина, да его бешено колотящееся в груди сердце. Немного привыкнув к свету, мужчина опустил руку. Кристалл, наподобие тех, что то и дело встречаются в пещерах. Вот только этот был огромного размера. Поэтому то его свечение спутали со светом солнца.

- н-нет…

Голос мужчины дрогнул. Дойдя до кристалла, он упал перед ним на колени. Но если он почувствовал ветер, то значит где-то… где-то есть выход! За его спиной раздался скрежет и путник обернулся. Вот только звук доносился не из прохода. Выше. Там был еще один путь! Но раньше его было просто невозможно увидеть.

Из крупной щели посыпались мелкие камушки и из ее непроглядной темноты выглянул череп. Белоснежный, лишь местами покрытый пылью и лишайником, он повернулся в сторону мужчины. Тот, в свою очередь вытянул руку. Перед ладонью вспыхнуло кольцо с руническими символами. И в самом его центре появился сгусток. Сначала белого цвета, но совсем скоро он начал стремительно краснеть.

- Flamma..!

Пламя, вырвавшееся из магического кольца, столпом ударило в преследователя. Молнией выпрыгнув из прохода, он приземлился и, вытащив из кожаного чехла ножик, кинул его в руку путника, рассеивая заклинание. Крик раненного мага эхом раздался в пещере. В ответ на него из проходов раздался треск. Они ждут свою добычу.

- ты же.! Ты же такой же человек!

Вынув из ладони нож, мужчина направил его на стоящего перед собой человека. В свете кристалла его видно лучше. Подтянутый и высокий юноша, сплошь вымазанный в глине, которая успела потрескаться. И даже местами отвалиться, открывая вид на белоснежную кожу. Множество шрамов на ногах и руках. Видимо в кромешной тьме часто обо что-то спотыкался и ударялся. И светящиеся красным огнем глаза, от которых мужчину бросило в дрожь.

- нет. Мириид… считай вы меня человеком, то я бы здесь не оказался.

Юноша вытянул перед собой руки. Между пальцев его пробежала искра, затем еще одна, до тех пор, пока в руках юноши не появился сверкающий лук. Натянув невидимую тетиву, он выпустил стрелу, что со свистом пронеслась в воздухе и, пройдя сквозь выставленную руку с ножом, вонзилась в голову. Тело путника содрогнулось, а глаза его закатились. Обмякшее тело с глухим стуком упало на землю. Стрела в голове мужчины исчезла также, как и лук в руках юноши. Простояв минуту, он снял череп. Густые черные волосы рассыпались по плечам. Отряхнув с белоснежной кости пыль, юноша развернулся к проходу. Этот человек был последний. Не так то просто охотится на подготовленную группу, особенно когда подойти к ней довольно близко может только такой же человек, глаза которого не боятся яркого света.

- я всё! Мали, Раэль!

Крик его эхом прошелся по пещере. Пару минут была тишина, а затем из верхнего прохода показалась голова. А после и все тело. Верхняя, похожая на человеческую, часть тела плавно опустилась вниз. Черная, будто бы глянцевая кожа, засверкала в свете кристалла. Повязка из плотной ткани зарывала глаза от любого света. От сустава нижней челюсти по скулам и до губ шли темные глубокие полосы, последняя из которых была на центре подбородка, служащая точкой соединения. Мандибулы. Такие же, как у насекомых. Тело существа было вытянутым, как у змеи, а спина и брюхо- покрытым твердым панцирем. Бока же были из мягкой плоти (но это слабое место прикрывали щипы верхнего панциря), из которых росли длинные тонкие, но на удивление сильные ноги. Завершали все это шипы, покачивающиеся в такт движению.

Спустившись на землю, Мали бесшумно подползла к юноше и погладила его по голове.

- спасибо, Ванко.

- ну и воняет же здесь

Из-за спины Мали появился еще один мириид. Помахав рукой перед носом, она направился в сторону тела путника, под которым образовалась уже приличных размеров лужа крови.

Путь до центра гнезда дьявольских созданий (именно так и называют их люди с поверхности) лежал через извилистые тропы. Идти в обход пусть и долго, но зато безопасно. Остановившись перед свисающими лозами люминесцентного растения, Ванко сделал глубокий вдох и отодвинул их в сторону, проходя внутрь. Стоило ему шагнуть внутрь, на юношу накинулись дети. Обвив его тело, они широко улыбнулись, от чего плотно прилегающие к челюстям жвалы чуть приподнялись, открывая вид на белоснежные ряды острых зубов.

- ну как?!

- как прошла охота??

Заговорили наперебой дети, сильнее сжимая своими телами Ванко. От чего тот нервно улыбнулся. Сил у этих детишек хоть отбавляй.

- та-а-а-к, детвора

Протянул Раэль, отцепляя этих демонят от юноши. Он уже снял с глаз ткань. И две сверкающие пары глаз щурились от свечения кристаллов. Пусть свет от этих камней и не такой яркий, но после долго пребывания во тьме это все-равно неприятно.

- а меня вы спросить не хотите? Знаете, как долго я его загонял?

На лице Раэля появилась самодовольная улыбка и он сделал глубокий вдох, готовясь начать свой рассказ

- не забудь рассказать им о том, запутался в собственной паутине. А ведь такая хорошая ловушка была.

Мимо проползла Мали, к телу которой был привязан труп мужчины. Тихо посмеявшись, она толкнула Валко в плечо.

- вот обязательно надо было это говорить?!

Дети переглянулись между собой и, хитро улыбнувшись, прикрыли рты руками. Ну и ну…они всем все расскажут. Не видать Раэлю почета, о котором он мечтал.

Хихикнув, Валко прошмыгнул мимо детей и направился в сторону прохода, вокруг которого были выбиты рунические символы. Сделав глубокий вдох он скрылся во тьме туннеля. Шел юноша не долго. Совсем скоро он оказался в небольшой пещере, в центре которой находилось небольшое возвышение, на котором темнел огромных размеров камень. По крайней мере так кажется на первый взгляд. Возвышение это было обложено костями в определенной последовательности. В самом центре тонкие кости- ребра, части лап, позвонки. В среднем- черепа мелких животных: птицы, кролики. А во внешнем круге, самом большом. Лежали кости намного крупнее всех предыдущих. И самый большой из них устремил свой мертвый взор в сторону входа. Две пары пустых глазниц внимательно смотрели на пришедшего юношу. На ветвистых рогах умершего зверя рос мох, свечения которого еле хватало для того, чтобы хоть что-то увидеть.

Пройдя пару шагов вперед, Ванко остановился и снял с головы череп, а после опустился на колени, положив перед собой белоснежную кость. Он опустил голову вниз и поднял руки.

- Ракша, я вернулся

Послышалось тихое шуршание и «камень» пришел в движение. И вот перед Валко возвышалась Матриарх гнезда. Выросшая до гигантских размеров, она вся была покрыта шрамами. Местами пластины, покрывающие ее тело, были отломаны и покрыты трещинами. Свидетельство долгой и не легкой жизни.

- Валко. Подними голову.

Мягкий голос ее звучал не слишком громко, но и не тихо. Монотонный и спокойный, который хочется слушать с закрытыми глазами. Послушно подняв голову, юноша опустил руки и взяв небольшой мешочек из набедренной сумки, сложил их на коленях.

- охота прошла хорошо. Никто не пострадал.

Переведя взгляд на мешочек в руках Валко, она нахмурилась. Часть ее тело спустилась к юноше. Длинные лапы мягко опустились на землю, не задевая кости, лежащие рядом. Юноша послушно отдал то, что держал в руках. Раскрыв мешочек, Ракша вынула из него яркий камень синего цвета. В руках ее он казался крошечным, для Валко же он был размером с ладонь.

- ты поэтому вызвался на охоту?

- да… я слышал, как они обсуждали это. Говорили, что можно продать ее душу по высокой цене

Валко опустил голову и волосы упали на его лицо. Сжав руки в кулаки, он поджал губы.

Бережно взяв камень в руки, Матриарх повернулась к стене, что находилась за ее спиной.

- Lumen

В воздухе замерцали крошечные сгустки света, которые приблизились к стене, освещая ее. Покрытая кристаллами различных цветов и размеров, она замерцала в тусклом свете. Отрыв рот, Ракша завела за самый крупный клык палец и вытащила его спустя пару секунд. Тонкая, но прочная паутина замерцала. Она вытянула руку, делая нить паутины длиннее и прикрепила к ней кристалл. Он тоже оказался на стене. Связанный с остальными.

- бедная Синна…

Матриарх подняла руки голову, провожая члена своей семьи в последний путь и прося остальных умерших помочь соплеменнице на том свете. Последовав примеру Ракши, юноша также поднял голову и руки.

Синна… она не первая жертва людей. Эти создания поверхности все глубже и глубже пробираются в пещеру. Уничтожая все на своем пути. И делают ведь это не ради выживания. А только для наживы. Не щадя даже детей. Считают мириидов демонами, существами, которые не достойные жизни. Горячие слезы прокатились по щекам, оставляя за собой влажные дорожки. Не легче ли тогда убить их? Этих созданий, что готовы убить собственного сородича ради собственной выгоды.

- не плачь, дитя мое

Ракша развернулась к юноше и, приблизившись к нему, осторожно вытерла слезу.

- они спускаются все глубже. Синна ведь не первая. Только на этой неделе умерло шесть! А вас и так мало

Схватив Ракшу за палец, он прижался щекой к ее ладони.

- мама… я боюсь. Так боюсь проснуться и понять, что вас нет

Слезы полились из глаз неустанным потоком. Матриарх молчала, ожидая, когда Ванко успокоится.

- я хочу убить их всех. Я знаю, что это маленькая, никому не нужная деревня. Знаю, какие там люди.

- Ванко…

Позвала его Ракша

- иди искупайся. Глина стягивает и сушит кожу. Тебе, должно быть, больно.

Матриарх поцеловала юношу в лоб и тот замер. Обычно, она бы стала ему говорить, что это того не стоит. Сразу бы сказала.

- иди отдыхать

Действительно, нужно набраться сил. Отпустив палец Ракши, юноша поднялся на ноги.

- я смогу… моих сил хватит

Сложив на животе руки, Ракша кивнула. Ванко получил согласие. А значит с завтрашнего дня он будет готовиться.

- нет существа, у которого будет бесконечный запас терпения. Рано или поздно оно подойдет к концу.

Бросила ему вслед Матриарх. Но для начала нужно провести обряд прощания с умершим членом семьи.

Когда подошло время, в главной пещере, самой крупной в сети подземного лабиринта, собрались все члены клана. Так что совсем скоро места в ней стало мало. Усевшись в первых рядах, Ванко сложил руки на коленях. Шепот говорящих эхом отдавался во все уголки пещеры. В одно мгновение стало тихо и все присутствующие опустили головы, приветствуя Матриарха. Разрисованная руническими символами, что слабо светились в полумраке пещеры, она не спеша шла к центру. Черепа и кости с тихим стуком бились друг о друга, создавая мелодию. Мелодию смерти. Ее длинное тело словно рекой плавно скользило меж рядов соплеменников. А в руках она держала качающееся в такт движению безвольное тело Синны. Встав в центр, Ракша ласково уложила тело умершей на холодный камень, что местами пророс мхом.

- поднимите свои головы.

Дождавшись, когда все взгляды будут устремлены на нее, Ракша снова заговорила. Громкий голос ее достигнет ушей каждого.

- эта мириид пала от рук людей.

Начала Матриарх.

- Имя ей Синна. Ранг ее Альма. Кормилица, что заботилась о наших детях. Встретившись с людьми, она смело защищала их, но в итоге погибла сама. Сегодня мы проводим ее в последний путь. Та, кто сражалась за наше будущее. Та, кто пожертвовала своей жизнью. Душа ее вознесется. Да помогут ей наши предки не сбиться с пути.

Ракша опустила руки на израненное тело Синны. В воздухе замерцали рунические символы и по погибшей с треском поползли трещины.

-excisio

Тело под заклинанием мгновенно разбилось на тысячи осколков. Превратившись в пыль, они с еле уловимыми потоками ветра направились в высь. Мерцая в свете кристаллов.

Ракша махнула рукой и из прохода, что вел в ее пещеру, выползли мирииды, несшие на плечах чаши сделанные из створок моллюсков, что живут возле подземных рек, наполненные свежим мясом. И украшали их головы пойманных людей. Всего двенадцать. С закатившимися глазами и израненными лицами, они стояли на горе аккуратно нарезанного и выложенного мяса. Воздух в миг наполнил металлический запах крови, от которого Ванко сморщил нос.

- и сегодня!

Вновь заговорила Матриарх. Голос ее звучал громче, тверже, злее.

- сегодня мы начнем готовиться к войне! Сколько погибло несчастных, ни в чем неповинных мириид? Они, люди, делают это ради наших душ! Камнях, что сокрыты в наших телах!

Прошлась волна шепота. Взволнованные мирииды переглянулись между собой.

- мы не станем терпеть. Ведь это убьет нас всех. Сегодня мы вкусим плоть тех, кто посчитал нас слабыми. А завтра начнем точить свои кинжалы.

Тишина была нарушена ревом клана. Уставшие от постоянных смертей близких, они с радостью подхватили слова Матриарха. Чаши, наполненные мясом, прошлись по рядам и каждый взял себе кусок, в который с жадностью вгрызались, отрывая куски и не жуя проглатывая.

Сжав кулаки, Ванко устремил свой взгляд на Ракушу. Почувствовав это, она повернулась к юноше и улыбнулась. Перед глазами Ванко появилась глиняная чаша. Что также была также наполнена мясом. Мали с улыбкой приблизилась к его уху. Только так можно будет хоть что-то услышать

- как бы то ни было, но употреблять в пищу мясо своего вида нельзя. Это когтистый кролик. Сегодня утром попался в мою ловушку.

- спасибо

Ванко с улыбкой принял миску и присоединился к остальным.

Шумные обсуждения подготовки к войне стихли только к следующему утру, когда всех клонило в сон от усталости.

Но вскоре снова стало громко и Ванко пришлось с осторожностью передвигаться между пещерами. Скорости мириид можно только позавидовать. Быстрые, словно речные потоки, они выползали из за поворотов, чуть ли не снося идущих им на встречу. Подготовка к битве проходила быстро, даже слишком. Копившаяся месяцами, а то чуть ли и не годами, злость наконец-то получила право на то, чтобы вырваться и захлестнуть собой всех, кто стал причиной ее появления. И всего через несколько дней все было готово. Но только есть одна проблема. Солнце. Свет его глаза мириид не переносят. Даже если надеть самую плотную повязку, это ничего не даст. Ведь без глаз они не смогут оценить местность и слаженно двигаться. Так что первым пойдет Ванко. Он начнет эту битву, а с наступлением ночи мирииды ее подхватят.

 

Глава 2

Брошенный когда-то собственными родителями в пещере, полной опасностей, он вновь вернулся к ним, к людям. Не для того, чтобы стать членом их общества. Нет. Ванко, выросший среди мириидов, любил их до глубины души. Именно они стали для него семьей. За которую он готов отомстить.

Выход из пещеры всегда дается тяжело. Солнечные лучи безжалостно въедаются в глаза, от чего они слезятся. Да и первое время после выхода из пещеры ничего не видно. Просто сплошное белое пятно перед глазами с размытыми образами, что скачут пред глазами.

Поправив на себе рубаху, расшитую на рукавах и подоле красными узорами, Ванко нахмурился. Неудобно. Он привык к тому, на теле не так много одежды. Пусть в самом сердце пещеры и холодно, он к этому привык.

Наконец привыкнув к солнечному свету, юноша направился к воде. Журчащий ручей радостными всплесками встретил пришедшего человека. Пнув камень, Ванко с улыбкой наблюдал за тем, как тот с характерным звуком врезается в водную гладь и тонет. Но нельзя отвлекаться. Юноша сюда пришел не для развлечений. Он оттянул ремень на поясе в сторону. Вот, что действительно ему мешает. Давит, дышать трудно, да и просто неудобно.

Спустившись вниз п течению реки, юноша спрятался в густой зелени кустарника, ветки которого склонялись к земле от тяжести зреющих на них ягод. Ванко вовремя принял решение спрятаться. К берегу подошла девушка с кувшином на плече. Напевая незамысловатую мелодию, она села возле кромки воды и принялась набирать воду. Светлые волосы ее на свету были похожи на растопленное золото, переливаясь всеми цветами радуги. Словно течение реки движения девушки были плавные. Один только ее вид завораживал. Валко замер, наблюдая за ней, не в силах отвести взгляд.

Так он и просидел в зарослях кустарника, до тех пор, пока девушка не ушла. Проводив взглядом ее, юноша тряхнул головой. Бьющееся в груди сердце никак не могло успокоиться и он сделал глубокий вдох, стараясь унять его.

Солнце в горах садится быстро, так что тени довольно быстро накрыли собой деревушку, погружая ту во тьму. Перебравшись через забор, Ванко спрятался за стеной дома. Мимо шатаясь и держась друг за друга, прошли люди. Алкоголем от них разило за несколько метров, так что юноша невольно скривился от неприятного запаха.

- да говорю тебе… у той девки такие буфера были.!

Заплетающимся языком сказал тот, что держал в руке бутылку. И попытался на себе показать размер груди. Что так его впечатлил.

- ух-х-х… что же меня рядом с тобой не было? Повесился с такой красавицей и без меня.

Громко рассмеявшись, мужчины споткнулись и, чтобы не свалиться, ухватились за подоконник, торчащий из стены дома.

- твою ж…

Уперевшись руками о стену, мужчина, тот что поменьше своего собутыльника, согнулся. Рвотные позывы вновь повторились и скоро содержимое его желудка оказалось на земле, и частично на стене дома. Из-за угла появилась рука, которая схватила одного из мужчин за ворот рубахи и затащила за дом. Тот даже ничего сказать не успел, как упал на землюс перерезанным горлом. Кровь фонтаном брызнула во все стороны, заливая собой дом, землю и Ванко. Стерев с щеки капли крови, он перевел взгляд на человека, что уже перестал дергаться в предсмертных конвульсиях.

Прижав руку к стене дома, он нахмурился. Из пальцев его посыпались искорки. Расползаясь по стене дома, они оставляли за собой след. Рунические символы вспыхнули совсем рядом с ладонью юноши. Он прикрыл глаза и сделал глубокий вдох.

-peremptio

Спокойно стоящий дом вспыхнул голубым пламенем в мгновение ока. Зацепив и стоявшего рядом с ним человека. Пламя довольно быстро перебралось с рук на тело и мужчина закричал. Попятился назад, врезался в забор и свалился на землю, стараясь сбить пламя. Но то все никак не хотело угасать. С криками из дома выбежали люди. Одежда на них сгорела и оголенные они бросились к другим домам. Вот и пламя перешло на другие здания. Вскоре улица наполнилась криками, полными болью и отчаянием.

Выйдя из за дома, Валко не спеша пошел по главной улице. Самая широкая и в данный момент больше всех наполненная горящими людьми. Можно не беспокоиться, что они убегут в лес. Ведь пламя довольно быстро делает свою работу, оставляя от людей только обугленные кости. Сидящий возле забора мальчик прижимал к себе плюшевого мишку и озирался по сторонам. В глазах его плескался ужас. Он не понимает, что происходит и что нужно делать. Остановившись возле него, Валко вытащил свой нож. Лезвие блеснуло в свете огня и ребенок свалился, схватившись за шею, из которой фонтаном брызнула кровь, окропляя собой все, что находилось рядом.

Уцелевшие люди бросились бежать из леса, но вскоре они вернулись с искаженными от ужаса лицами.

-м-монстры!

- там чудовища!

Со змеиной прытью жители пещер, облаченные в доспехи и разукрашенные светящимся порошком, показались из леса. Первая вышла Матриархат. Подняв за шею человека, она бросила взгляд на горящую деревню. Человек в ее руке хватался за пальцы и отчаянно глотал ртом воздух. Рука Ракши сжалась и из промежутков пальцев во все стороны брызнула кровь. Человек обмяк и его безвольное тело было отброшено в сторону. С хрустом оно ударилось и прокатилось к забору, что ограждал деревню.

- убить всех, кто выйдет из деревни.

Холодный, пронзающий душу взгляд, окинул деревню. Люди. Видевшие это бросились прочь. Надеясь выжить. В воздухе, словно гром, раздался боевой клич монстров.

Остановившись перед девушкой, Венко невольно задержал дыхание. Растрепанные волосы, испачканная одежда, сбитое дыхание и глаза, наполненные страхом. Та самая девушка, которую юноша видел днем. Уставившись на юношу, она прижала руки к груди. Глаза ее наполнились слезами

- не надо…прошу

Голос девушки дрогнул. Отходя назад, она споткнулась о камень и упала на землю, больно ударившись крестцом.

- не надо.? Не надо, да?!

Сжав в руках нож, юноша нахмурился. Лицо его исказила злость.

- а что же до тех невинных, которых вы убили?! Вас просили! От вас уходили! А вы…

Не в силах больше сказать и слова, Ванко вытянул руку в сторону девушки

- даже меня вы бросили, посчитав за монстра.

Вспыхнувшие кольцом вокруг ладони рунические символы закрутились, воздух перед его рукой собрался в сгусток. Со свистом пронесся разрез, рассекший девушку по диагонали. С секунду посидев, отрезанная ее часть сползла и свалилась рядом с телом, из которого вывалились парные органы.

На плечо Венко легла рука Ракши

- дыши глубже. Тебе нужно больше контроля.

Отдышавшись, он кивнул и, дернув плечом, скинул с него руку Матриарха.

К рассвету от деревни остались руины. Мирииды еще до того, как солнце дало о себе знать, скрылись в лабиринте пещеры. Подняв голову, Ванко подставил лицо навстречу солнечным лучам. Приятное тепло, которое он готов променять на вечную темноту и холод камней пещеры.


Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...