Инна Ш.

Охотница на демонов

Акари укрыла рот и нос воротом плаща. Песчаные вихри окружали ее. От палящего солнца ее спасал белый капюшон. Но ничего не поделаешь. Только такого и стоит ждать при путешествии по югу Вестленда. Акари уже давно наскучили бескрайние золотистые пустыни этих земель. Больше предательства она навидалась только песка, что приникал по всюду. Девушка с облегчением выдохнула, ведь совсем скоро она вступит на цветочные поля средних земель. Она слышала много слухов о том, что там зеленые деревни и богатые урожаи, свежие ветра и бурые реки, но вместе с этим жестокие воины и кровавые короли.

Плащ Акари был весь запятнан дорожной пылью. Не первый день она странствовала по песчаным просторам.

Во рту пересохло. Акари сняла с пояса бурдюк и поднесла к губам. Одна капля упала на бледный язык.

- Что? - Акари потрясла бурдюк пару раз, но ни капли больше не вылилось из него.

Девушка поднесла его ближе и осмотрела внутренности. Ее холодные бледно-голубые глаза прекрасно видели в темноте, поэтому она была вынуждена признать, что вода закончилась.

- Проклятье. - Акари убрала бурдюк обратно на пояс.

Девушка протерла пот со лба и увидела впереди озеро.

- Наконец-то! - Акари побежала вперед к заветному источнику влаги, поднимая за собой клубы песчаной пыли и бряцая черной катаной на поясе.

Девушка присела на колени рядом с небольшим озером и зачерпнула воду руками. Но у нее никак не получалось ощутить влагу на губах: каждый раз, когда она поднимала ладони из-под водяной глади, вода сразу покидала их или не попадала на них вовсе.

Ужасная жажда мучила Акари. Она была готова почти на все, чтобы освежиться. Девушка опустилась еще ниже и коснулась губами воды. Она не почувствовала абсолютно ничего. Теплый пустынный воздух обдувал ее лицо, несмотря на то, что она погрузила его в воду.

- Это иллюзия! - Акари вскочила.

Серебряное лезвие катаны со свистом выскользнуло из ножен. Она приготовилась к бою, оглядываясь по сторонам в ожидании атаки врага.

Если здесь иллюзия, значит, где-то рядом джинн. Судя по тому, что Акари не почувствовала вкус даже воды, иллюзия качественная, а значит, и джинн слаб и неопытен. Акари облизнула сухие губы от предвкушения битвы. Девушка закрыла глаза и прислушалась. Ее превосходное ночное зрение под палящим солнцем пустыни не пригодилось, а вот хороший слух был как никогда кстати.

Слева послышалось шуршание на песке. И в тот же момент джин сбросил маскировку песчаной кучи и набросился на Акари, закрутившись в вихрь. Она не ожидала столь стремительного удара и увернулась в самый последний момент. Джин процарапал ее плечо, разорвав белую рубаху.

- А! - Акари схватилась за рану. Ладонь и рубаха окрасились темно-красной кровью.

Джин развернулся и, превратившись в небольшой смерч, закружился в сторону девушки. Акари устремилась на встречу и стремительно прыгнула вперед с нечеловеческой скоростью, оставив за собой серебряный след катаны. Джин раскололся на две части и страшно закричал, закладывая уши. Акари уже привыкла к предсмертному визгу демонов, поэтому лишь слегка сморщилась.

Джин растворился в воздухе, будто его и не было, не оставив после себя ни трофея. Акари еще раз потерла раненое плечо.

- Надо быть осторожнее. - Девушка стряхнула пыль с плаща и пошла дальше, все ближе к цветущим средним землям Вестленда.

Акари ступила на средние земли Вестленда. Первым же делом она склонилась над ближайшей рекой и выпила столько воды, сколько только могла. Давняя жажда наконец утолена. Она жадно облизнула уже влажные губы.

Временные проблемы решены. Остались вопросы более насущные. После окончания Эпохи Тени, сраженные людьми демоны бегут с юга на север, надеясь укрыться в землях неразборчивых варваров. А значит, на средних землях Вестленда этих исчадий тьмы будет даже больше, чем в золотых песках юга.

Средние земли - холодное и опасное место. Особенно для неженки с юга, к коим относила себя и Акари.

Акари, обученная приспосабливаться ко всему, быстро привыкла к новым климатическим условиям и к корыстным людям. Держа путь на север, она встретила три совсем крохотные деревушки, жители которых говорили о демоне, держащем в страхе всю округу. Глаза Акари загорелись: она осознала, что стоит на пути того, что так жаждет.

Акари находит ту самую деревню, о которой говорили. Ее прекрасное обоняние не могло не учуять присутствие демона поблизости. Отвратительный запах гнили и крови был слаб, но это все равно лучше чем ничего.

Ей потребовалось много сил и времени, чтобы найти эту самую деревню. Одежда истрепалась, а еда закончилась. Живот Акари вновь заурчал. Больше демонов юная охотница ненавидела только голод.

И вот наконец она сошла с вершины холма. Внизу виднелась та самая деревня, окутанная слухами о демоне. Акари сжала рукоять катаны, предвкушая битву.

Она соскользнула с пригорка и направилась дальше к деревне. Она становилась все ближе к своей цели.

Акари поднялся на вершину опустошенного холма, и запах пепла и разложения висел в воздухе, как саван. Дым все еще клубился над обломками того, что когда-то было шумной деревней. Дома лежали грудами разрушенных домов, их красочные фасады были обнажены пламенем. Вдалеке среди обломков сидела одинокая женщина, раскачиваясь взад и вперед, и при каждой дрожи с ее губ срывался вопль.

Хватка Акари сжала рукоять ее боевых клинков. Сюда ее привели слухи о вторжении демонов, слухи, разнесенные по ветру паникующими беженцами. Теперь доказательства говорили сами за себя.

Она спустилась по склону, ее ловкая фигура едва касалась разбросанных обломков. Приближаясь к женщине, Акари заметила нескольких жителей деревни, выглядывающих из-за разрушенных дверных проемов оставшихся построек, на их лицах читалась смесь ужаса и... чего-то еще.

— Приветствую, — сказала Акари низким и скрипучим голосом. Это не должно было утешать, но вывело женщину из задумчивости.

Женщина подняла глаза, ее глаза покраснели и пустовали. Акари сделала шаг ближе, заставляя женщину сосредоточиться. — Охотник на демонов, — прохрипела женщина хриплым голосом. — Ты пришел по поводу зверя?

«Да», подтвердил Акари. — Где его видели в последний раз?

Женщина неопределенно указала на густой лес, граничащий с деревней. «Шепчущий лес. Оно пришло оттуда, существо из тени и пламени». Она вздрогнула. «Он забрал моего сына… сожрал его целиком».

Изумрудные глаза Акари сузились. Демоны наслаждались театральными постановками, их жестокость часто превосходила только их садистская радость от ее демонстрации. Значит, этот демон жаждал не просто резни, а зрелища. Но что-то во взгляде женщины заставило Акари остановиться. Это был не просто страх, а проблеск чего-то другого, подозрения, которое Акари не могла точно определить.

«Кто-нибудь видел это ясно?» – настаивала Акари.

Женщина поколебалась, затем покачала головой. «Он был слишком быстрым и слишком темным. Он… он исчез в деревьях, как дым».

Акари всмотрелся в лица, выглядывающие из дверных проемов, их выражения невозможно было прочитать. — Больше никому нечего сказать?

Тишина. Акари вздохнула. Страх был мощным глушителем, но сейчас было другое ощущение. Тревожное скрытое ощущение чего-то невысказанного тяжело висело в воздухе.

— Очень хорошо, — наконец сказала она, и в ее голосе слышалось предупреждение. "Спасибо за информацию." В этом слове была заостренная грань.

Она повернулась к лесу, изумрудный блеск ее глаз усилился. «Если оно все еще там, — пробормотала Акари, главным образом про себя, — то это ненадолго».

Сделав свой первый шаг к лесу, она могла поклясться, что услышала позади себя шепот, слово, пропитанное чем-то, что подозрительно напоминало… надежду. Акари проигнорировала это, продвигаясь вперед в темные объятия Шепчущего леса. Демон готов был заплатить, но тревожное чувство оставалось. Эта деревня хранила тайны, и Акари чувствовала, что она еще не закончила их раскрывать.

Акари захлопнул обветренную дверь таверны, петли застонали, словно измученные души. Внутри воздух был пропитан несвежим элем и подозрениями. Жители деревни толпились по углам, бросая на нее взгляды, словно испуганные крысы. Акари не обращал на них внимания. Ее малиновый плащ цвета тысячи разлитых закатов, казалось, извивался в тусклом свете, а ее черты лица – слишком резкие, слишком кошачьи – мало помогали подавить их беспокойство.

Иссохший старик, на лице которого были морщины беспокойства, глубже, чем на любой лесной тропинке, шаркающей походкой направился к ней. «Охотник на демонов», — прохрипел он сухим, как трут, голосом. «Говорят, в Шепчущем лесу бродит Бэлрог. Существо старше самой памяти».

Акари сделала длинный глоток из бурдюка с водой, кожа остыла на покрытой шрамами щеке. «Каждое полнолуние приносит с собой историю Бэлрога, старик Темул. В этом лесу больше слухов, чем демонов».

Слезящиеся глаза Темула сузились. «На этот раз все по-другому. Тени становятся длиннее, крики громче. Даже вороны больше не летают возле леса».

Акари швырнул бурдюк с водой на стол, от этой силы посетители вздрогнули. «Тогда тем больше причин пойти и посмотреть, что на самом деле несет ветер».

Костлявая рука Темула удивительно сильно сжала ее запястье. «Они называют тебя Отродьем Теней, Охотником на Демонов. Говорят, ты идешь по пути между светом и тьмой. На этот раз не заблудись в тенях».

Акари отмахнулась от него, и на ее лице промелькнуло что-то похожее на раздражение. «Пусть жители деревни перешептываются», — сказала она низким рычанием. «Страх — их бог, а не мой».

С этими словами она прошла мимо него, и дверь таверны со стоном распахнулась еще раз. Выйдя на улицу, она глубоко вдохнула ночной воздух. Луна, бледная полоска, висящая низко в небе, бросала жуткий свет на деревню, но давала мало света, чтобы проникнуть в темное сердце Шепчущего леса, нависающее на краю деревни.

Лесная почва хрустела под ногами, тишину нарушал лишь скрежет невидимых существ в подлеске. Воздух стал густым и гнетущим, задушенный миазмами разложения и чем-то еще. Что-то мощное и зловещее. Акари улыбнулась мрачно и дико. Это был не слух. Это была охота.

Отодвинув завесу из перекрученных ветвей, она вошла в самое сердце Шепчущего леса. Лунный свет здесь, казалось, полностью исчез, сменившись болезненным зеленым свечением, исходящим от корявых, неестественных грибов, цепляющихся за скелеты деревьев. Затем начался шепот, хор невидимых голосов, которые проскользнули в ее разум, соблазнительные и опасные. Акари проигнорировала их, ее собственное внимание было беспощадным пламенем, прорезающим тени.

Сегодня вечером тени будут не единственными, кто будет охотиться.

Акари с превеликим удовольствием прошла бы мимо деревни и не помогала людям. Ведь все же ее цель - убийство демонов, а не помощь другим. Но ее желудок изрядно опустел за долгое путешествие и урчал каждую минуту. А тут можно совместить приятное с полезным.

Крестьяне обещали немало золота за голову демона. А на такие деньги можно купить не только достойный завтрак, но и новую одежду на замену порванной рубахи и пыльного плаща.

Акари подошла к краю деревни. Ее опоясывала река на севере. А через нее вел старый хлипкий мост. На противоположном берегу зеленой стеной стоял лес. Акари наступила носком сапога на первые доски моста. Все ходило ходуном. Акари набралась смелости и быстро пробежала, легкими шагами едва касаясь прогнившего дерева.

Акари понимала, что впереди ее ждет еще большее испытание - лес. В закрытом пространстве она была не лучшим воином, так что придется рассчитывать на свою ловкость.

В лесу было темно, но ночное зрение Акари всегда спасало ее в таких ситуациях. Она двигалась быстро, перепрыгивая через коренья и раскачиваясь на ветках. Дальше путь преграждали старые лианы. Акари обожала такие моменты, когда можно опробовать остроту своей катаны. Она ухватилась за ее рукоять, и оружие выскользнуло из ножен. Сухие лианы опали на землю, оставляя сверху ровный обрез. Акари улыбнулась и медленно пустила лезвие обратно в ножны на поясе.

Она прошла дальше и присела за кустами. Ее уши уловили впереди странное шуршание, не принадлежащее ни человеку, ни животному.

Акари медленно раздвигает кусты, стараясь не издать ни звука. Листья шуршат совсем чуть-чуть, и уши девушки едва уловили это дребезжание ветра.

На поляне сгорбилась массивная фигура. Гигантская спина виднелась из-за стены деревьев. Акари потянулась за катаной. Едва ее кончики пальцев коснулись рукояти, как огромная шипастая дубина полетела в ее сторону. Акари успела увернуться в последний момент, когда она била прямо к носу. Грубое оружие оставило отметину на щеке Акари. Черно-красная кровь просачивалась наружу.

Не успела девушка опомниться, как демон бросился на нее всем своим весом. Акари рванула к нему и проскользнула под тушей. Демон врезался в широкий ствол дерева, переломил его и повалил на землю.

Отдышавшись от недавнего трюка, Акари медленно встала и наконец вынула катану из ножен. Она направила острие вперед и прищурилась, готовясь к атаке.

Демон встал, схватил свою шипастую дубину и демонстративно помахал ей, показывая силу. На всякий случай Акари отступила на шаг и пошире расставила ноги, заняв более устойчивую позу.

Акари оценивающе взглянула на своего противника. Его пятнисто-серая кожа туго натягивалась на выпуклые под ней мышцы. В одной руке он сжимал массивную дубину, голова которой была усеяна ужасающими ржавыми шипами. От демона доносился запах серы и разложения, вызывая дрожь отвращения у Акари.

«Грязь», - выплюнула она, это слово было пропитано ядом. Демон, лицо которого превратилось в рычащую маску ярости, взревел в ответ и неуклюже побрел к ней, земля дрожала от каждого сотрясающего землю удара его шагов.

Акари подняла катану, и лунный свет осветил надпись, выгравированную по всей ее длине на древнем, забытом языке. Она слабо гудела в ее руке, голодное мурлыканье, ожидающее грядущего насилия. Со сверхъестественной скоростью Акари бросилась к демону. Он дико размахивал дубинкой, воздух свистел, когда она проходила мимо. Акари увернулась от удара, перекатилась по неровной земле и поднялась в нескольких футах от ног существа.

В одно мгновение она снова была на ногах, катана сверкнула смертоносной серебряной дугой. Лезвие зазвенело, встретившись с толстой шкурой демона, оставив неглубокую борозду, но не сумев проникнуть в глубину. Существо взревело от разочарования и ударило дубинкой по Акари. Она провернулась на каблуке, увернувшись, зловонный аромат оружия демона пронесся прямо у ее носа.

Танец продолжался, смертельный балет под пристальным взглядом луны. Акари вертелась стальным вихрем, ее движения были точными. Демон, полный грубой силы и ярости, безрассудно размахивал своей дубиной. Воздух вокруг них стал густым от звона металла о кость, ревущих мехов демона и резкого, сосредоточенного дыхания Акари.

Внезапно дубинка врезалась в живот Акари. Она отлетела в сторону, пока не ударилась спиной в ствол дерева. Она сползла вниз. Силы стремительно покидали ее. Внезапный удар оказался слишком мощным. Демон приближался к ней. Она понимала, что еще пару шагов и огромная дубина размозжит ей голову.

Оставалось только одно. Акари вззвала к силе предков. Капюшон слетел с ее головы, обнажив небольшие рога, срезанные демоническими врагами. Ее глаза загорелись красным огнем, а все тело покрылось черными руническими письменами. Ее тело наполнилось демонической силой ее предков, ведь лишь наполовину она была человеком.

Она обрела силы и рванула вперед, прямиком под замах врага. Акари схватила катану и совершила выпад. Дубинка безвредно врезалась в землю, разлетелись брызги грязи.

На этот раз лезвие катаны не встретило сопротивление, вонзившись глубоко в бок демона, прямо под грудную клетку. Удивленное бульканье вырвалось из пасти существа, когда оно отшатнулось назад, хватаясь за рану. Акари воспользовалась моментом. С последним оглушительным воплем она с силой опустила катану, лезвие прорезало ужасный путь сквозь плоть и кости.

Демон рухнул на землю, его массивная фигура дернулась один раз, прежде чем раствориться в гнилостном тумане, который рассеялся ночным ветром. Акари стояла, тяжело дыша, ее грудь вздымалась, ощущая острый вкус железа на языке. Она опустила катану, с ее кончика капала вязкая чернильно-алая жидкость.

Снова воцарилась тишина, нарушаемая лишь щебетанием сверчков, возвращающихся к своему ночному хору. Акари оглянулась на далекую деревню, и в ее глазах промелькнуло облегчение.

Головы падали к ногам Акари, покрывая окровавленную землю. Бой закончился, но девушка всё ещё тяжело дышала. Её грудь вздымалась, не в силах унять учащённое сердцебиение.

Момент триумфа прервался странным предчувствием. Волоски на шее поднялись, омываемые холодным потом. Это было не просто чувство опасности. Акари обернулась.

Она видела, как глаза сельчан менялись. На смену ликованию приходил страх, а следом и злоба. Ранее они вскидывали руки вверх в знак радости, ликуя, увидев поверженного демона. Но каким же было их удивление, когда героем, сразившим демона, оказался тоже демон. Акари поняла, чем всё обернулось. Ей не впервой было сталкиваться с людской невежественностью.

Акари предстала перед ними во всей своей демонической красе, которую ей даровала черная отцовская кровь. Когда она скинула капюшон, то обнажила срезанные рога. Это считалось великим позором в мире демонов. Рога срезали только у демонов, потерпевших поражение в бою. Из-за отсутствия чистокровности рога Акари были совсем не большими, не более 10 сантиметров. Но они всё равно выпирали из-под капюшона. Поэтому она срезала их собственноручно, чтобы не теряться в толпе с обычными людьми и не привлекать лишнего внимания.

Но сейчас скрываться уже не было смысла. Чтобы одержать победу над превосходящим в силе демоном, ей пришлось обратиться к глубинам демонической магии. И теперь всё её тело было помечено черными руническими письменами.

- Что уставились?! - Акари развела руками.

Крестьяне не шелохнулись. Они шаг за шагом начали приближаться к ней.

- Остановитесь, иначе это закончится очень плохо!

Крестьяне на секунду застыли. Невооруженным взглядом виднелся их страх перед демонами.

Черная кровь струится по ее телу: Акари. Она бежит по щеке, шее, плечу, предательски капает на кисть, рукоять катаны, лезвие, и, наконец, падает на влажную от демонической крови землю.

Акари обернулась. За ней стояли деревенские крестьяне. Их лица были искажены гневом и страхом, и они ощетинились вилами и факелами.

- Что с вами? Я спасла вас! - сначала она не поняла.

Но потом в миг осознала. Только что она использовала свои демонические способности, и все ее тело все еще было покрыто черными проклятыми письменами. Это еще можно было свалить на друидские или другие колдовские символы, но было еще кое-что иное, что злило и пугало селян с еще большей силой. Акари совсем позабыла: ее капюшон давно слетел во время боя, обнажив подточенные демонические рога.

Охотница тяжело дышала, и крестьяне решили воспользоваться моментом ее слабости. Они накинулись на нее. Перед бледно-голубыми глазами Акари сверкнули острия вил и блеск факелов.

Катана Акари дернулась. Серебристая дуга разрезала воздух. Трое сельчан распрощались со своими телами ниже пояса. Демону сложно устоять от запаха человеческой крови. Акари с наслаждением и улыбкой облизала алую каплю на щеке. Бледные глаза сверкнули огоньком жизни.

- Бегите, глупцы! - тело демоницы жадно хотело выпить как можно больше человеческой крови, но ее разум все еще не канул в бездну.

С ее губ сорвался леденящий душу смех, лишенный всякой теплоты. Быстрым и безжалостным танцем клинков она заставила крестьян замолчать.

- Сброд! - пренебрежение струилось из нее.

В ее голове просто не укладывалось, как люди, которым она помогла, могли восстать против своего спасителя. Ей внезапно стало странно и противно, что в ее жилах течет человеческая кровь. Она запихнула в рот отвратительные водоросли, перебивающие столь сладкий вкус демонического деликатеса.

Кровь окрасила некогда чистую землю, что стало мрачным свидетельством ее победы.

Катана скользнула в ножны. Акари набросила на плечи пропитавшийся человеческой кровью плащ и пошла прочь, оставляя резню позади.

В очередной раз она уяснила: "В этом пустынном мире только одно оставалось постоянным: страх и ненависть людей к чему-то новому, неизвестному."

Акари отправилась дальше по пыльным дорогам Вестленда. И пока один демон будет жить, она не упокоится и будет сражаться, сколько бы ей это ни стоило.


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...