Валерия Чванова

Ошибка?

1.

Зив смотрел на светящийся Шар. Цветные огоньки носились в нем, сталкивались, взрывались снопом искр и, собравшись, продолжали полет. Шар переливался всевозможными цветами, светился, но огоньки не выпускал. Зив почувствовал, что и сам может отправить такой огонек в Шар. Он собрал все мысли в комок и пустил их мощным толчком по своему каналу. И вдруг очутился как будто внутри Шара. Не совсем, конечно. Но частичка его теперь была там, внутри. Зив услышал множество голосов. Какие-то громкие и четкие, какие-то тихие и неуверенные. Он попробовал прислушаться к понравившемуся ему голосу и погрузился в поток. Вокруг вспыхивали аксиомы, формулы, теоремы. На его глазах выстраивались мосты из логических цепочек, пока совершенно непонятных Зиву, но смотреть на которые было приятно. Он долго плыл вперед, пока неожиданно не налетел на что-то острое и не развалился на множество маленьких огоньков. Собравшись, Зив снова очутился среди голосов. Старого голоса он уже не слышал, но попробовал прислушаться к другому. Снова поток, формулы и взрыв. Вдруг Зива осенило. «Это мысли! - подумал он. – Все эти огоньки – мысли других Зивов!». Он выбрал еще один приятный голос и теперь слушал его.

С каждым новым потоком Зив понимал все больше. Он узнал, что Шар – общий разум всех Зивов, ядро их планеты, от которого они получают необходимую энергию. Что сам он – Зив 12784, или защитник иммунитета Вселенной номер 12784. Конечно, только на этой планете он под таким номером, вообще Зивов несчетное множество. Что их планета движется по огромной орбите – одному из основных течений Вселенной, а время – такая непостоянная величина в космосе, что на него лучше не ориентироваться. Что про мир вокруг Зивы знают бесконечно мало, зато умеют быстро добывать необходимую информацию. Что по природе своей они логики, и главная задача, стоящая перед недавно появившимися, - научиться систематизировать имеющуюся в Шаре информацию и выстраивать логические цепочки.

Зив летал от потока к потоку, погружался в них все глубже и не заметил, как голоса стали стихать, а огоньки таять. Только когда стало совсем тихо, он понял - собрание окончилось, и все расходятся. Совершив рывок, Зив забрал свои мысли из Шара и теперь с удивлением смотрел по сторонам. Зивы, как огромные щупальца, стояли вокруг стеклянного Шара, а сам Шар сиял от той энергии, что только что была собрана в нем. Последние огоньки улетали по своим каналам обратно к их владельцам. Зив мысленно прощупал свой канал и понял, что в Шаре хранится огромное количество информации, и что для ее изучения не нужно отправлять пучок мыслей внутрь, можно просто настроить канал на прием. Никаких усилий это не потребовало, оказалось достаточно лишь желания. Канал сам стал всасывать в себя информацию, а Зив стал внимательно ее изучать.

***

Так прошло много времени. Зив получал от Шара энергию и учился. Когда энергия кончалась, он засыпал, выключался. А потом от новой порции энергии снова оживал. Несколько раз Зив чувствовал внутри себя толчки – это означало начало собрания. Тогда он собирал свои мысли в клубок и отправлял их в Шар, чтобы послушать голоса других. Иногда кто-то подключался и к мыслям Зива, но это случалось не часто.

Сейчас Зив снова ощутил внутри себя толчки. Но на этот раз решил не сразу посылать мысли в Шар, а немного подождать и посмотреть, что будет. Он стал наблюдать. Цветные огоньки мчались в центр по своим каналам. В Шаре начиналась жизнь: полеты, вспышки, переливы цветов. Вся эта красота отражалась в космическом небе, и создавалось такое невероятное сияние, что Зив невольно залюбовался, совершенно забыв про собрание. Внутри образовалась приятная легкость, было интересно наблюдать за игрой света.

Очередной толчок быстро выдернул Зива в реальность, и он спешно отправил клубок своих мыслей в Шар. Полетев, как обычно, на понравившийся голос, чтобы поучиться чему-нибудь в потоке, Зив наткнулся на одного из старейшин. Тот прошел через поток его мыслей и замер. Другие огоньки тоже стали пролетать через него и останавливаться. Было ощущение, что их что-то смутило или напугало. Но пролетев через один из остановившихся огоньков, Зив понял, что они просто увидели неисправность, какую-то ошибку и сейчас готовятся к борьбе с ней. Никаких эмоций огоньки не испытывали, они лишь просчитывали варианты и вырабатывали план действий. И еще было что-то в мыслях того огонька. Что-то странное…

Происходящие дальше события Зив не запомнил. Он стал засыпать, как будто из него постепенно вытягивали энергию. Наверно, так и было. И, наверно, его отключили от Шара на несколько дней, потому что сейчас над головой были уже совсем другие звезды. Теперь все вернулось на свои места. Было время подумать.

Что-то зацепило Зива в мыслях того огонька. Понятно, что ошибка была в нем самом, иначе бы его не отключили. Но вот что за ошибка… Не давало покоя и то, что никто из остановившихся Зивов не испугался, не смутился и даже не проявил интерес – они все оставались спокойно-равнодушными. И отключили Зива так просто. Как будто он обычная железяка и ничего не чувствует… Ничего не чувствует… Ну конечно! Никто из тех Зивов не испытывал эмоций. И раньше Зив никогда не замечал, чтобы кто-то, кроме него, чему-то удивился, обрадовался или вдруг расстроился. Так вот что за ошибка! После наблюдения за космосом Зив был так воодушевлен, что думал только о той красоте, что увидел. И никто, кроме него, не видел этого, просто не мог увидеть. Точнее, видели, конечно, но для них это было лишь фактом. А Зиву понравилось…

Хорошо. Теперь понятно – чувств у Зивов не бывает и быть не должно. То, что его привлекла и удивила красота сияния Шара – странно и недопустимо. А тем более недопустимо было эти мысли тащить за собой на собрание. Зивы – чистые логики. В них нет места чувствам. И если появятся дальнейшие признаки проявления эмоций, его могут навсегда отключить от Шара. Как умирающего, или совсем больного, чтобы не заразил остальных. К горлу подкатил комок. Страх прошиб все его существо, но он смог быстро взять себя в руки. Все очень просто, нужно лишь следить, чтобы никто не видел его эмоций. Нужно научиться отправлять в Шар только необходимые мысли, а все остальные держать при себе. Если он будет вести себя как обычный Зив, ничего страшного не произойдет.

2.

Спустя некоторое время все забыли об этом происшествии. Кто-то стал относиться к нему как к обычному сбою, кто-то стер из памяти, поскольку смысла в хранении этой информации больше не было. Зив легко научился отделять логику от эмоций, и стал внимательно следить за посылаемыми в Шар мыслями. Он продолжал изучать информацию, учился строить логические доказательства. Когда в нем накопилось достаточно мощности, он смог прощупывать пространство вокруг себя с помощью специальных лучей. Пока получалось осилить лишь небольшие расстояния – километров пятьсот во все стороны. И хотя это было не очень много, Зив радовался своим достижениям.

Часто он стал наблюдать за космическими сияниями. Они притягивали его своей красотой, плавностью и спокойствием. Можно было бесконечно смотреть на небо и ни о чем не думать. Внутри в такие моменты становилось спокойно и хорошо. Это немного походило на общение. Ведь таким искренним и открытым, как во время сияний, Зив ни с кем больше быть не мог.

Все чаще стали появляться мысли об эмоциях, о чувствах. «Наверно, это не очень хорошо, испытывать их, - думал Зив. – Конечно, мне нравится наблюдать за свечением Шара, я радуюсь, когда у меня получается прощупать несколько дополнительных километров. В тот раз, когда я наткнулся на целую планету, я был так счастлив! Если бы мог прыгать, обязательно заскакал бы от радости!»

Зив погрузился в приятные воспоминания, но навязчивая мысль заставила вернуться к начатому рассуждению.

«Только часто эмоции мешают логике, может, потому другие Зивы их и не испытывают. Нам каждый раз выдается ограниченное количество энергии, а у меня часть этой энергии тратится на эмоции, хотя предназначалась она для изучения Вселенной. Я до сих пор часто ошибаюсь в доказательствах, отвлекаясь на что-нибудь интересное. Или так хочу получить определенный результат, что получаю его, даже если он неверный, совершая миллион ошибок. Да ладно доказательства. Что уж там, все ошибаются. Но ведь не бывает у Зивов эмоций! Не должны они ничего чувствовать. И тогда я – ошибка природы. Изъян в общей системе. И не зря меня тогда отключили от Шара. Не должно меня существовать…»

Нет, такой вывод Зиву не понравился. Нужно было думать дальше.

«Я не могу избавиться от своих эмоций, ведь это часть меня. Но может, попробовать их не замечать? Притворюсь для самого себя, что я самый обычный, что не заложено в моей природе эмоций и чувств. Не существует их, и все. А я существую. Без них».

И Зив твердо решил, что дальше он будет жить без эмоций. Могут же остальные, значит, сможет и он. Всю энергию Зив направил на изучение космоса и на попытки прощупать пространство вокруг планеты. Иногда он обменивался результатами с другими Зивами. Это было интересно, но их обмен мыслями походил на прочтение друг другу энциклопедий – там были только факты. Зив всячески старался избегать своих эмоций – не радовался, когда достигал чего-то, не удивлялся, когда узнавал что-то интересное и не расстраивался, если что-то долго не получалось. Он перестал наблюдать за сиянием в космосе, и ему не хотелось поскорее прощупать какой-нибудь новый объект. Ко всему он старался подходить с точным расчетом, отстраненно. Получилось, что Зив как бы выключил себя из процесса жизни. У него стала быстрее заканчиваться энергия, на обычные дела перестало хватать мощности. Когда кто-то обнаружил новый важный объект, Зив только подумал: «Это моя первая встреча с живым объектом, надо внимательнее изучать поступающую информацию. И пожалуй, скоро будет собрание».

***

Планета Зивов действительно подлетала к живому объекту. И теперь ее жителям предстояло решить, не представляет ли он опасности для Вселенной и не должны ли они его уничтожить. Зив пока не мог дотянуться лучами до этого объекта. Но старейшины отправляли в Шар всю добываемую информацию, и он внимательно ее изучал.

Объект оказался планетой с жидкой поверхностью. Иногда на поверхности начиналось бурление, и тогда в космос выделялись странные ядовитые вещества, которые, впрочем, тут же рассеивались и теряли свою ядовитость. По планете все время ходили волны. Судя по ее форме, эти волны постоянно усиливались и могли в дальнейшем стать разрушающими, а значит, опасными для Вселенной. Планета была живым существом. У Зива промелькнула мысль, что, возможно, стоит попробовать установить с ним контакт, когда получится дотянуться до него лучами. А пока он изучал, анализировал, выстраивал логические схемы.

Спустя некоторое время Зиву все же удалось нащупать планету. Но установить контакт не получалось. Сложно было не замечать своих эмоций, при попытке контакта они прорывались. Сколько бы усилий Зив ни прикладывал, без ощущения в себе эмоций контакт не налаживался…

Существо оказалась мягким и теплым. Одномоментно возникающие и также быстро исчезающие бурления и вихри наталкивали на мысль, что оно все время спорит само с собой. Старейшины считали, что оно несет в себе опасность. Зиву так не казалось: амплитуда волн на планете не слишком большая, сами они ядовиты лишь при большой концентрации. Даже при нарастающей мощности их токсичность еще долго не будет вредить космосу. Возможно, все дело в том, что это существо пока маленькое и не научилось еще понимать себя. Возможно, через некоторое время оно повзрослеет и успокоится, а в космос перестанут выбрасываться яды.

Но доказать неопасность существа не получалось, расчеты ни к чему не приводили. Приближалось финальное собрание, на котором, скорее всего, будет решено уничтожить планету. Найти хоть какую-нибудь зацепку для доказательства можно было, лишь установив контакт, что без эмоций оказалось невозможно… Зив начал понимать, что идет против своей природы, сам строит на своем пути преграды. Нет, он не хочет прятаться сам от себя, не хочет больше себе врать. И он хочет вернуться в жизнь, хочет ее чувствовать!

***

Страшно… Кругом тьма… Здесь только я. И здесь очень холодно… Иногда пространство передо мной вспыхивает, и я ощущаю немного тепла. Но даже это тепло угрожающее. Наверно, вспышки хотят поглотить и меня… Мне страшно. Я не знаю, что делать. Я просто есть. Лучше бы не было. Была бы только тьма, вспышки и холод, а страха бы не существовало. Я не хочу быть. Нет! Злость… Зачем все это… Опять вспышки. И снова тьма…

Зив прервал соединение. Страх передался и ему, но он уже приходил в себя. Да, это был контакт. Правда, односторонний. Зив на мгновение стал этим существом, слился с ним. Но не наоборот. Существо не заметило Зива. Оно вообще ничего не замечало, кроме своего страха…

«Ему очень тяжело… Почему оно одно в космосе? Разве могло так получиться… Ведь это совсем еще маленькая планета… И все эти ядовитые выбросы происходят из-за страха. Эх, если бы можно было хоть немного ему помочь… Даже если оставить все как есть, уже через пару сотен лет выбросы уменьшатся, а затем и вовсе прекратятся. Существо не опасно для Вселенной. Наоборот, мы совершим ошибку, уничтожив его».

Зив принялся за расчеты. Нужно было математически доказать неопасность существа. Других аргументов старшие Зивы не поймут, ведь они даже не пытались установить контакт – это просто-напросто не заложено в их природе, там есть место лишь четкому расчету. А чтобы устанавливать связь с чувствующим существом, нужно самому уметь чувствовать.

До начала собрания почти не осталось времени. Доказательство не строилось. Возможно, не хватало опыта, возможно, данных. Зив потратил почти все имеющиеся у него ресурсы, но все без толку – каждый раз он заходил в тупик. Раздались толчки, предупреждающие о начале собрания, и Зив решил, что это конец. Он направил мысли с кусочками доказательств в Шар и стал пробегать по чужим наработкам. Внутри прочно засел страх, огонек Зива сжимался от бессилия, но упорно летел вперед. К его удивлению, большинство Зивов не были склонны к уничтожению существа. Наоборот, многие пытались его спасти. Он то и дело натыкался на полные доказательства неопасности живой планеты для Вселенной. Страх и состояние беспомощности отступили, стало спокойно и радостно. Нет, не было желания свернуть горы или хотя бы постоять на голове. Наоборот, чувствовалась усталость, как после тяжелого дня. Но теперь все было хорошо. Можно было сконцентрироваться на чужих доказательствах и найти ошибку в своем. «Теперь уж точно будет решено, что существо неопасно, - подумал Зив. – Не знаю, хватило бы мне смелости заговорить с остальными про контакт, если бы они решили уничтожить планету. Хорошо, что все так получилось».

***

Потом Зиву не раз встречались живые существа, и с каждым он пробовал установить связь. Один только раз не рискнул – планета давно умирала и излучала в космос такие страшные волны, что Зив просто испугался. Это был почти единственный случай, когда пришлось прибегнуть к уничтожению планеты. Оставлять ее было нельзя – испускаемые волны разрушали все на своем пути. Зато во всех остальных случаях Зиву удалось увидеть мир глазами существ. Правда, контакт все еще был односторонним. Как бы Зив ни старался, обратить на себя внимание существ у него не получалось. Но он надеялся когда-нибудь все-таки установить двустороннюю связь. А пока продолжал изучать все вокруг. И теперь гордился своей способностью чувствовать и бережно ее охранял.

3.

Зив смотрел на переливы света. Цвета путались, перемешивались, проникали куда-то вглубь него. Иногда вспыхивали, а затем снова мягко перетекали друг в друга. Было непонятно, где кончается тьма и начинается свет. Граница была очень размыта и все время сдвигалась. Сияние завораживало Зива. Мысли стали похожи на переливы, такие же спокойные, плавные и неопределенные. И тогда он увидел море…

***

Мальчик сидел на берегу моря и смотрел, как волны накатываются на него, разрывая зарытые в песок ноги. Вместе с песком волны уносили с собой небольшие ракушки, но потом обязательно приносили новые. Иногда видно было маленьких рыбок, они плавали стайками возле самого берега. Раньше мальчик бегал за ними, но сейчас ему хотелось просто смотреть. Он думал о друге. Точнее, теперь о бывшем друге. Уже давно чувствовалось, что Сашка отстраняется от него, но в этом не хотелось признаваться даже самому себе. Ведь было несколько лет, когда ребята все делали вместе, и было безоговорочное доверие, и казалось, что так будет всегда. Даже когда Сашка перестал ходить гулять, мальчик еще думал, что это временно, что он просто чем-то увлекся сейчас, но потом обязательно вспомнит о друге. И звонил ему, звал куда-то, даже предложил начать поиски сокровищ – ребята давно к этому готовились. Сашка иногда соглашался, но как-то неохотно. А теперь сказал, что у него стало совсем мало времени, что он повзрослел и теперь учится, и что он больше не хочет быть другом мальчику. Он хороший человек, честный. Вот и сказал все как есть, по-честному.

Но внутри была обида и грусть. Мальчик знал, что так будет. Что-то между ними сломалось, и, наверно, уже давно. Нужно было тогда, сразу, поговорить с Сашкой, спросить, что происходит. Да мальчик пробовал, а Сашка отмахивался. Говорил, ничего, просто нужно больше заниматься. Теперь Сашка стал считать себя более умным, даже более взрослым. И понятно, почему ему не хотелось больше общаться с мальчиком – в голове у того всегда были сплошные фантазии и приключения. А Сашка хочет стать нейрофизиком…

Волны продолжали накатываться и отходить. Они понемногу уносили мысли мальчика в море, успокаивали его. А он сидел и смотрел на эти переливы, на игру света. Но было перед ним уже не море, а сияние космоса…

***

Это произошло почти как обычно, только очень уж неожиданно. Зив не прощупывал космос, не исследовал новые объекты. Он просто на мгновение стал мальчиком, как и мальчик на мгновение стал им. Зив сразу понял, что мальчишка тоже видел все глазами Зива. Волнение овладело им. Но не опасное, а такое радостное, как будто случилось что-то очень хорошее и важное. Что-то необъяснимое, но замечательное. Что-то такое волшебное… Только почему это произошло? Планете Зивов еще далеко до других живых существ Вселенной. Ну и ладно. Как же здорово, что эта мгновенная встреча была!

Зив задумался о том, что он почувствовал, когда соединился с мальчиком. Ему раньше не доводилось испытывать таких эмоций. Хотя мальчик был спокоен, все его существо было пропитано грустью, а внутри росла пустота. В радость от открытия и неожиданного контакта добавилась тревога за мальчика, сожаление, что все случилось так. «Вот, значит, как. Радость пополам с печалью». Зив посмотрел на свечение космоса, но оно уже не было таким ярким, как раньше. Сияние заканчивалось. Или просто планета отлетала от места с наибольшими вспышками. «Интересно, что успел почувствовать мальчик? Понял ли он, что произошло… Если понял, это сможет отвлечь его от грустных мыслей…»

***

С этого случая прошло много времени. Зив часто вспоминал мальчишку. Нередко он смотрел на космические сияния, среди которых попадались и очень яркие, но ни разу больше он не присоединился к мальчику, не было больше контакта. Зив даже стал допускать мысль, что ему все это просто показалось. Но все-таки надеялся, что когда-нибудь им снова удастся услышать друг друга.

Зив уже успел научиться выходить в космос на большие расстояния, иногда даже дальше, чем могли взрослые Зивы. В доказательствах он стал допускать значительно меньше ошибок, а его голос на собраниях стал громким и значимым.

4.

Эту планету Зив заметил первым. И сразу дал сигнал в Шар о приближении живого объекта. Началось его исследование, Зивы считывали и анализировали всевозможную информацию о планете, строили гипотезы и доказывали их. Планету населяло множество маленьких жителей, и с точки зрения Вселенной они были настолько малы, что некоторое время велись переговоры, а стоит ли их вообще рассматривать. Но было обнаружено, что часто эти жители действуют сообща, и что тогда они уже не являются маленьким объектом, никак не влияющим на Вселенную. Была у них странная игра: они делились на несколько частей и всячески старались уничтожить друг друга. При этом вокруг их планеты создавалось темное кольцо мощной негативной энергии, которое рассеивалось по космосу, ломая и искажая все вокруг. Это было явное негативное воздействие на Вселенную. Теперь уже вопрос вставал об уничтожении этой планеты.

Зив понимал небезопасность своего предприятия, но интерес был слишком силен. Ему хотелось посмотреть на мир глазами этих существ, хотя это и могло негативно на него повлиять. И все-таки он решил установить контакт.

***

Мальчик писал книгу. В его голове храбрые космические рыцари сражались с силами зла в виде инопланетных чудовищ и спасали жителей необычных планет, гениальные ученые строили новейшие космические корабли и продумывали идею телепорта, а в школах преподавали только важнейшие предметы, такие как искусство управления космическим кораблем и способы ведения эффективного боя. Мальчику нравилось представлять себя одним из рыцарей, храбрым, отважным, и главное, добрым. Он защищал тех, кто в защите нуждался, и не мстил тем, кто раскаялся и вступил на путь исправления. Было интересно придумывать приключения и воображать, как поведут себя герои. А приключения придумывались легко. Мальчик и раньше пробовал писать книгу, но сейчас она писалась как будто сама. Все после того случая, как он побывал в космосе. Пусть никто не поверил в его рассказы, но главное ведь то, что он знает – это было на самом деле! И космическое сияние невозможной красоты, и то щупальцевидное тело, в котором он оказался, и вся эта необычная планета, и чувство связи и единства со всеми существами, что были там, и одиночество глубоко внутри… Да, была и грусть, и мальчик ее остро почувствовал. Он и сам грустил тогда. Сейчас уже привык, что так случилось, даже почти не вспоминает больше о Сашке. А вот о мгновенном приключении в космосе – часто. Вот и книгу с большим увлечением теперь пишет. Наверно, пока получается не очень, но ведь писать интересно. Да и приключения происходят как будто с ним самим, а не только с рыцарями.

- Даня, идем обедать!

Мальчик оторвался от тетрадки.

- Иду, мам!

Он выключил настольную лампу, надел тапочки с жирафами, которые совсем недавно подарила бабушка, и пошлепал на кухню.

- Все пишешь свою книгу? – спросила, улыбаясь, мама. – Уроки не хочешь поучить? Ты говорил, у вас скоро контрольная по математике.

- Да я не боюсь контрольной, – сказал Данька и тоже улыбнулся. – Там легко. Вот если бы по биологии, тогда да…

Мама налила суп и поставила перед Данькой.

- А папа не придет к обеду?

- У него же дежурство.

- А, точно, - Данька выловил из супа фрикадельку. – Маам, можно я их не буду? Ну я же не люблю…

- Давай сюда, горе луковое, – мама забрала у мальчика фрикадельки и тоже села за стол. – А как у тебя успехи с книжкой? Ты ее все пишешь, пишешь, а ничего не рассказываешь.

- Да там ничего особенного. Приключения космических рыцарей. Ну как они всяких чудовищ побеждают и спасают жителей разных планет, – Данька немного помедлил – решал, стоит ли спрашивать. – Мам, а скажи, ты веришь в то, что я тогда в космосе был? Ну ведь не мог я все это выдумать!

- Не знаю, Данька, – вздохнула мама. - Наверно, верю, раз ты так говоришь. Хотя фантазия у тебя, конечно, хорошая. Захочешь, сможешь еще и не такое придумать.

- Мам, но я ничего не придумал, честно!

- Я верю, – мама снова улыбнулась. – Ешь суп, давай. В школу опоздаешь.

***

Зив замер. Замер как-бы внутри. Он не знал, что и подумать. Одним из существ, разрушающих Вселенную, оказался мальчик. Тот самый, с которым случился тогда внезапный контакт. Все чувства и мысли которого были известны. Новой связи с которым Зив очень ждал. Как же так? Ведь он совсем не опасен. Ведь это должно было бы ощущаться. Темная волна… Откуда? И его мы должны уничтожить? Внутри вспыхивала буря. Злость, тоска, безнадежность закрадывались в душу. Могла ли быть ошибка в расчетах? Нет…

***

- Данька, великий обманщик! В космосе побывал!

- Что-же ты ничего не сфотографировал? Даже камушка из космоса не привез!

Вокруг звучали голоса, а мальчику уже надоело что-то объяснять. Зря он всем рассказал тогда про свое путешествие. Но так хотелось поделиться! Сейчас Данька просто прошел мимо ребят и сел за парту.

- Что молчишь, сказать нечего?

- Что же ты снова не полетел куда-нибудь? На Марс! А, Серега? Что он не полетел на Марс?

Мальчишки засмеялись. Серега раскинул руки в стороны и принялся бегать по классу, изображая из себя ракету.

- Дань, ты не обращай на них внимания, — это подошла Аня. Она с укоризной посмотрела на мальчишек и повторила:

- Не обращай внимания. Неделю одно и тоже мусолить – много ума не надо.

Аня тоже не верила Даньке. Но и мальчишек не поддерживала. Она была почти другом. Почти…

- Да я и не обращаю. Пусть болтают сколько угодно, мне то что.

Данька открыл учебник и принялся читать. Все-таки стоило дома хотя бы немного повторить материал. Сейчас не получалось нормально сконцентрироваться. Математика в голову не шла. Данька знал, что ребятам просто нечего больше обсудить. Ничего интересного в классе давно не происходило. Через несколько дней начнутся общешкольные соревнования, и все забудут про этот космос. А пока нужно просто подождать. И не обращать внимания, правильно Аня сказала. Она хорошая девчонка, и другом могла бы стать настоящим. Только жаль, что не верит… А Сашка? Поверил бы он? Да какая разница, если они больше не друзья… Но он бы поверил, это Данька знал точно. Только теперь это уже не важно.

В класс вошла Инна Петровна, начался урок.

***

Утром Данька с папой пересаживали фикус, подаренный соседкой. Корни фикуса пробили дно горшка и сильно сплелись снизу – горшок оказался слишком маленьким для такого большого растения. Приходилось отрезать образовавшиеся сплетения, иначе фикус было не вытащить.

- Пап, ему, наверно, очень больно…

- Да, Данька, наверно ему больно, – папа отрезал еще один клубок спутанных корней.

- Но он же выживет после такого?

- Думаю, должен, – сказал папа, серьезно посмотрев на Даньку. – Иногда, чтобы была возможность идти дальше, нужно рискнуть, пройти через тяжелые испытания. И вряд ли кто-то сможет дать гарантию, что все сложится наилучшим образом. По-разному бывает. Но рисковать приходится. И часто приходится отказываться от того, к чему так привык. А это всегда очень непросто.

Данька понял, что имел в виду папа. Конечно, так и есть. Это всегда очень непросто…

***

Зив думал. Еще было время. Он проводил все новые и новые расчеты. Часто он наблюдал за Данькой, но в свои мысли не пускал. Что же не так? Почему теоретические расчеты не сходятся с тем, что видно при наблюдении? Есть какой-то неучтенный фактор, что-то неописанное. Хотелось бы на это надеяться…

5.

«Как можно быть счастливым, когда кругом столько горя? Войны, бедность, новости так и кишат негативными событиями. Вся жизнь пронизана этой черной паутиной. Где-то люди голодают, может быть совсем рядом со мной. У кого-то убили мужа или сына. Наш мир погружается во тьму. Нет, в такой обстановке определенно нельзя быть счастливым.»

«Опять нужно идти на эту работу. Вокруг хмурые люди с кислыми лицами. Жена утром снова злилась. Вечером, говорит, серьезный разговор будет. Ага, как раз когда я буду выжатый своей чудной работой. Сейчас еще получу выговор от начальника за опоздание, вообще жизнь наладится. Почему этот дурацкий автобус задерживается. Расписание просто так составлялось? Куда ты лезешь, тут очередь! Дурак! Как же мне все это надоело!»

«Тоска… Мне очень одиноко. Я не хочу быть здесь. Пожалуйста, заберите меня отсюда…»

Зив переходил по черным невидимым ниточкам и прислушивался. Не было просвета. Эти люди, сами того не зная, формировали мощное кольцо негативной энергии вокруг своей планеты. Самое грустное, что большинство из них могли бы вполне быть счастливы, перестань они концентрироваться на зле, витающем вокруг. Но, видно так уж устроено, что негативная энергия притягивается значительно легче, чем позитивная.

***

- Это слишком молодая планета. Живущие на ней существа еще не научились любви. Но ведь они учатся.

- Мы не можем оставить все как есть. Они уже причинили немалый вред Вселенной. А что будет через… Да даже через тысячу лет, если они ничего не поймут? Их энергетика начнет сносить целые миры. Разрушать то, что строилось миллиарды лет.

- Но они не могут не научиться! Тогда они, просто-напросто, самоуничтожатся. Причем это произойдет значительно раньше, чем у них появится возможность сносить миры.

- И все-таки, мы не можем оставить их в живых. Они представляют собой большую опасность.

- Вселенная ничего не создает просто так. И они были созданы не случайно.

- Да, только иногда развитие идет по незапланированной траектории. Тогда возникают нежелательные объекты, и с ними не стоит долго возиться.

- Тогда же открывается и что-то новое, совершаются гениальные скачки в развитии. Конечно, такое происходит не всегда. Но если есть шанс, мы не должны обрубать его.

- Ты хочешь добиться сохранения жизни этой планете. Но почему? Зачем ты за нее заступаешься?

И Зив рассказал все. Про свою способность чувствовать. Про эмоциональную связь с живыми существами. Про нестыковку таких наблюдений с теоретическими расчетами. Про Даньку…

- Твоя способность не мешает тебе логически мыслить. Она не помешала даже стать одним из лучших Зивов. Но нам это чуждо и непонятно. Возможно, это эволюция Вселенной. Возможно же, просто ошибка. Мы не станем сейчас принимать решение ни по тебе, ни по этой планете. Все свои силы мы направим на дополнительное изучение этих существ. Но времени не так много. Если в следующий раз тебе не удастся убедить нас в необходимости оставить жизнь этой планете, она будет уничтожена. А тебя, возможно, придется отключить от Шара. Рисковать нашей планетой мы не имеем права.

6.

- Мам, ты чего такая грустная? – Данька зашел в комнату и сел к маме на кровать.

- Все нормально, Дань. Просто настроение не очень, – мама улыбнулась и погладила мальчика по голове. – Устала, наверное. Как у тебя день прошел?

- Мы сегодня разнесли бэшек! Выиграли у них почти во всех состязаниях! Если так дело пойдет, у нас будет шанс выйти в финал! – Данька чуть не запрыгал от нахлынувших радостных воспоминаний. – Представляешь, мама? У нас все ребята потом чуть ли не на ушах ходили! От радости, конечно.

- Какие же вы молодцы! Я тобой очень горжусь.

Данька посмотрел на маму. Она улыбалась. И смотрела на мальчика такими добрыми глазами, что ему очень захотелось обнять ее. Он прижался к ней, почувствовал бесконечную любовь и теплоту. Внутри стало так спокойно и хорошо, что Данька даже зажмурился. Он снова посмотрел на маму и спросил:

- Мам, а почему ты все-таки грустишь?

- Да я уже почти и не грущу. Ведь у меня есть такой замечательный сын. А что еще нужно для счастья?

***

Двусторонний контакт установить оказалось совсем не сложно. Зив ждал, пока мальчик придет в себя - первое время тот был ошарашен вновь открывшимися ему ощущениями. А потом просто сказал: «Привет». Точнее, конечно, не сказал, а подумал. Но мальчик услышал его мысли. Он ничуть не испугался и ответил: «Привет».

- Ты сейчас видишь все мои мысли, ощущаешь все то, что ощущаю я. Не бойся, наш контакт для тебя неопасен.

- Я не боюсь. Просто внутри меня сейчас столько эмоций, что для слов не находится места…

Мальчик немного помолчал и спросил:

- Мы ведь уже так встречались, да? Только на мгновение, но ведь правда?

- Правда. Тогда это произошло случайно, я сам не ожидал такого. А сейчас…

- Сейчас ты специально соединился со мной. Ты хочешь что-то сказать…

Зив помолчал. Он собирался с мыслями.

- Понимаешь, вашей планете грозит опасность… Люди причиняют немалый вред Вселенной своими негативными мыслями…

Нет, не то. Нужно было начать с другого.

- Я Зив – защитник иммунитета Вселенной. Наша задача уничтожать все, что мешает развитию Вселенной, разрушает ее…

Снова не то. Зив немного переживал, и мысли не выстраивались в нужные цепочки.

- Я понял, – твердо сказал мальчик. - Вы должны уничтожить Землю. Потому что люди вредят Вселенной.

- Да, но я не хочу ее уничтожать! – воскликнул Зив – И я не знаю, как объяснить это остальным!

Тишина…

- Ты мне веришь?

- Верю…

- Я пытался привести четкие доказательства, изучал динамику мыслей у людей. Если бы возможно было доказать, что ваша планета должна существовать, я бы это уже сделал. Такого доказательства нет. Наоборот, все сводится к уничтожению…

- Ты не можешь просто поговорить с другими Зивами? – спросил мальчик, сразу зная, каким будет ответ.

- Они не умеют чувствовать. А раз доказательств нет, слова для них бесполезны.

- Но ты ведь не просто так со мной связался. У тебя есть предложение. Последняя надежда…

- Да… Возможно, если с ними поговоришь ты, они смогут кое-что понять… Шанс небольшой, конечно. Но все-таки… Ты можешь не отвечать сразу, у тебя есть время подумать. Только после такого разговора ты можешь погибнуть… Шар высосет всю твою энергию…

Мальчик молчал. «Это неправда, – думал он. – Сон, фантазии, глупость какая. Не может такого быть. Я не хочу, чтоб так было.» И он заплакал.

В комнату вошла мама.

- Данька, ты чего?

Он уткнулся в ее плечо и все плакал и плакал, как совсем еще маленький ребенок, взахлеб.

***

Настроение было дурацкое. Зив чувствовал какую-то беспомощность. Контакт с мальчиком прервался. Конечно, Зив установит потом новый. Но зачем все это, если мальчишка в любом случае погибнет? Наверно, Зив успел привязаться к нему, потому что сейчас тоска разъедала его изнутри. Темное облако окутало Зива, и он отключился.

7.

На уроках Данька слушал невнимательно. Он наблюдал за весной. В небе пролетали стаи птиц, с крыш капало, ярко светило солнце. Данька щурился, но все равно смотрел в окно. Несколько раз учитель окликал его, призывая вернуться к учебе, но потом перестал трогать. Сегодня Данька обещал маме сходить с ней в дальний магазин, чтобы помочь донести покупки. Это хорошо, что магазин далеко. Пока идешь до него – как будто гуляешь. Хотелось поскорее на улицу, подставить лицо солнцу, закрыть глаза и стоять так долго-долго. А потом побежать. Данька как будто сам проснулся после долгой зимы. В нем бурлила энергия, а на душе было спокойно и хорошо. Он уже решил, что ответит Зиву. Он не боялся. Только маму жалко, она плакать будет. Но ведь он не обязательно должен погибнуть. Даже не так – он всеми силами постарается остаться в живых. А если он не рискнет, то погибнут все. И мама тоже… Нет, он уже твердо решил. Дальше можно было не думать. Тем более, что на улице такое теплое солнце…

Раздался звонок. Данька схватил свои вещи и побежал. Он летел, перепрыгивая через лужи и громко смеясь. Было спокойно и хорошо. Была весна…

***

- Зив, здравствуй. Я решил. Я поговорю с ними.

- Здравствуй, Данька. Хорошо. Тебе страшно?

- Нет пока. Да и иначе никак. Это единственный вариант…

- Тогда я подключусь к тебе прямо перед собранием. Чтобы в Шар отправились мы вместе.

- Хорошо.

- Данька, слушай. Даже если ничего не получится… Я хотел поблагодарить тебя. Столько доброты в тебе. Я раньше не встречал ТАКИХ существ во Вселенной… Я постараюсь тебя вытащить оттуда.

- Спасибо, Зив.

***

Данька ощутил тепло от уже ставшего привычным погружения. Вот он стал огоньком и мчится по стеклянному каналу вперед, к другим таким же огонькам. Сталкивается с кем-то, рассыпается снопом искр, и снова собирается в цельный огонек.

- Данька, не бойся. Я здесь, с тобой.

Хорошо, Зив рядом. Данька не боится, но лучше с ним. Ведь он как друг. Вдвоем легче. Его окружают другие огоньки. Все через него пролетают, а он распадается на кусочки и заново собирается.

- Сосредоточься на том, что хочешь сказать. Думай о своей жизни. О маме. Возможно, они смогут уловить любовь в тебе.

Данька стал думать. Он вспомнил о маме, и ему стало очень грустно. Мальчик быстро взял себя в руки, но теперь через все его мысли сквозила грусть. Близость смерти пугала Даньку. Он все больше сжимался. Но воспоминания взяли свое - они мощным потоком хлынули сквозь мальчика. Он не сопротивлялся. Огоньки перестали разбивать Даньку. Они пролетали сквозь его поток и сами рассыпались ворохом искр. Данька думал о маме с папой, о весне, о Сашке…

Потом все резко закончилось. Стало темно и холодно. «Конец…» - подумал Данька и заснул.

8.

Стояла самая настоящая весна. Солнце светило во всю силу, слышно было пение птиц. Мальчик открыл глаза.

- Данька! – воскликнул папа. – Лена, иди скорее сюда, Данька очнулся!

Прибежала мама. Она посмотрела на мальчика и заплакала. Потом быстро успокоилась и потрогала его лоб.

- Температура пока высокая, – мама присела рядом.

- Данька, ну ты даешь. Как ты нас напугал!

- Мама… Папа… - мальчик слабо улыбнулся и снова заснул.

***

Сегодня Данька решил поговорить с Сашкой. Конечно, они больше не друзья и между ними выросла непробиваемая стена, но Сашка не выходил из головы. Нужно было в последний раз убедиться, что так все и останется, что дружбы между ними больше не получится. Данька шел по улице и только у самого дома сообразил, что не предупредил Сашку о своем приходе. Может быть, того и дома то сейчас нет. Но было уже поздно, и Данька позвонил в домофон.

Сашка строил корабль.

- Данька! – почему-то обрадовался он.

- Привет, Саш.

- Данька, ты проходи.

Сашка неловко мялся у входа. Он как будто стеснялся мальчика.

- Хочешь, я чайник поставлю? Или можем пойти ко мне в комнату.

- Слушай, Саш. Нам нужно серьезно поговорить.

Сашка сразу погрустнел и стал смотреть в пол.

- Я знаю, Дань. Я недостоин твоей дружбы. Променял ее на всякую ерунду. Ты прости меня. Если ты не захочешь быть моим другом, я пойму…

- Чего же ты сам ко мне не пришел? – обрадованно спросил Данька. – Ведь можно было просто поговорить.

- Я тебя в прошлый раз так бросил. Я не мог. Я же как будто предал тебя.

- Сашка, как хорошо, что ты стал прежним!

- Прости меня, Дань… Мне тебя не хватало…

- Сашка… Давай заново? Как будто того случая не было.

Сашка с благодарностью посмотрел на Даньку, кивнул и улыбнулся.

- Ты мне покажешь корабль?

***

Зив смотрел на небо. Оно было усеяно множеством звезд. И все они как-бы улыбались ему. Земля осталась далеко позади, ей теперь ничего не угрожало. Да, его судьба все еще не решена. Но на душе было спокойно и радостно. Зив не боялся. Не испугался ведь Данька… В голове раздался голос: «Слушай, Зив. Тут так сложилось…». Он ожидал этого, так и должно быть. Он готов… Голос продолжал: «На месте 87го недавно появился новый Зив. Так вот он тоже… умеет чувствовать… Значит, это не ошибка. Это эволюция…»


Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...