Екатерина Морозова

Сладкий мир грёз

Темнота – первое, что увидела Карина, придя в сознание. До слуха донеслись отдалённые голоса, а телу вернулась чувствительность. Она лежала на… траве. Точно, пальцы щекотали травинки, вот только холода от земли девушка не ощущала. Веки поднялись медленно, потому что Карина подсознательно ожидала укол боли из-за яркого света, но ничего подобного не произошло. Глаза будто и не были закрыты, взгляд сразу же сфокусировался, вот только девушка увидела перед собой лишь пустоту – однотонная, прозрачно-белёсая пелена вместо неба. Ничего подобного ей никогда не встречалось, даже в самую ясную погоду. Было в этом небе нечто странное, то, что сбивало с толку даже сильнее отсутствующих облаков и голубизны. Только вот Карина никак не улавливала, что именно. Осознав, что уже несколько минут просто лежит и смотрит вверх, она привстала на локтях, осматриваясь. Первым, что бросилось в глаза, было раскидистое дерево, возвышающееся над небольшой поляной. Вместо тени внизу него раскинулось настоящее ассорти из разновидностей цветов. Рассматривая всё это великолепие, Карина не сразу заметила девушку в пышном нежно-розовом платье, безотрывно наблюдающую за ней, сидя на качелях. Когда незнакомка поняла, что её наконец обнаружили, спрыгнула на траву и, задевая кружевным шлейфом цветущие бутоны, подошла к Карине. Та, чувствуя неловкость, встала. И в тот же момент оглядела свой наряд, коим являлось незамысловатое белое платье почти по щиколотку. Оно было лёгким и невесомым, ткань сидела идеально, ничем не выдавая своё присутствие на теле. Карина удивилась наряду – она не помнила, чтобы надевала его. Да и вещи подобного стиля обычно не находили места в её гардеробе. А какие же тогда находили? От странных мыслей отвлекла блондинка в розовом, спросив о чём-то. Её легко было бы спутать с моделью, снимающейся в рекламе новых духов – восхитительная укладка ровными локонами, из которой не выбивался ни один волосок, будто шёлковая кожа без недостатков, яркие голубые глаза и ослепительно-белоснежная улыбка. Образ завершало длинное платье, ценой которого, скорее всего, можно было вызвать инфаркт у какой-нибудь пенсионерки.

- Извини, что ты спросила? – растерянно уточнила Карина.

- Спросила, как тебя зовут, - повторила блондинка и протянула руку, - я Мария. Очень рада тебя видеть. И долго же пришлось ждать, пока проснёшься.

- Карина, - в нерешительности глянув на протянутую руку, она всё же решила пожать её.

- Приятно познакомится. Ну что, поздравляю. Такая возможность выпадает далеко не всем, но тебе безумно повезло. Очень скоро ты осознаешь масштаб. Ну а пока что я бы предложила переодеться и сделать причёску. Что скажешь?

Эта речь немного сбила с толку. Чего эта Мария хотела? Что предлагала и, самое главное, где они находились? Небольшой зелёный островок был окружён круговой дорогой из светлого кирпича, немного дальше раскинулись постройки очень необычных цветов и, неожиданно, форм. Подобное вызывало удивление и сбивало с толку. Каждое здание походило либо на творение гениального архитектора, либо на иллюстрацию талантливого художника к сказке не менее талантливого автора. Видеть подобное в живую было необычно. Да и поверить в то, что дома реальны, было не то что трудно, нет, к ним просто хотелось подойти, протянуть руку и потрогать кладку чтобы убедиться в реальности каждого из них.

- Подожди-подожди, о чём ты сейчас говоришь? Я не понимаю, правда, извини. Мне кажется, я не помню, как тут оказалась и где нахожусь. Странно себя чувствую. Не могла бы ты позвонить в службу спасения или скорую?

Улыбка Марии изменилась. Эти отличия были микроскопическими, но от внимания Карины не ускользнуло то, как дружелюбие сменяется на что-то вроде понимания. При чём понимания такого отчётливого, будто она каждый день встречает таких вот, потерявших память и валяющихся в траве незнакомок.

- Не паникуй. Попробуй сделать глубокий вдох и медленный выдох, - взяв руки Карины в свои, предложила она, - Ты дома. На своём месте. Там, где есть только счастье. Ты в месте, свободном от тревог и тягостей привычной тебе жизни. Теперь уже прошлой жизни.

- Как это – прошлой? – отдёрнув руки повысила голос Карина, - Девушка, вы меня может с кем-то путаете? Я тут не живу, - внезапная мысль сорвалась с языка быстрее, чем успела обрести внятную формулировку, - если тут секта какая-то, то я не участвую.

Только потом сообразив, что подобным могла спровоцировать собеседницу, если та действительно являлась адепткой какого-то культа, Карина поджала губы. Слова, внешний вид и улыбка Марии на миг вызвали именно такие ассоциации.

- Не переживай ты! Это лучшее место, которое только существует. И в прошлый дом тебе уже не надо. Только послушай, всё встанет на свои места. Поверь, как только ты осознаешь, где находишься, всё встанет на свои места.

Карина недоверчиво огляделась, ища хоть какие-то зацепки о адекватности происходящего. Мимо, по кирпичной дороге, ходили люди. Все они были одеты в совершенно разные наряды, которые не уступали по роскошности или изысканности платью Марии. Дизайн, количество кружев и невероятный декор – абсолютно любой образ прохожих слово был творением именитого дизайнера. Все эти девушки будто сошли с подиумов, демонстрируя новую коллекцию, состоящую из одних шедевров.

- Это… Мария, а почему тут одни девушки? Праздник какой-то?

- Этому тоже есть объяснение. Как и их нарядам, и архитектуре. Даже твоему внешнему виду.

- Как ты…

- Я часто объясняю всё новеньким. Обожаю это занятие. Перед тем, как отвечу на вопросы, ты должна услышать главную новость, - она подошла к собеседнице ближе, положила руки на её плечи и, глядя в глаза, объявила, - ты в «Мире грёз». Это пространство, где измученные души наконец находят умиротворение и исполняют все свои мечты.

Карина смотрела на неё, не моргая. Обдумывание этих слов заняло какое-то время, которое Мария спокойно выждала, не меняя положения.

- Рай, что ли? Я умерла?

Звонкий смех, в котором не было ни намёка на издевательство, стал ответом.

- Нет? Ну, это хотя бы объяснила архитектуру и белое платье, - внезапная мысль навязчиво потребовала осмотреть подол. Ткань осталась идеально белой, не отпечатав на себе ни следов зелени, ни следов земли, на которой она лежала.

- Ты не мертва. Пока что точно нет. Здесь – мир для измученных душ. Таких, кому при жизни досталась не лёгкая судьба. Для девушек, которые страдали и мечтали о том, чего не имели возможности получить. Из-за давления родителей, несчастной любви, недостижимых целей и невозможности заниматься любимым делом мы страдаем. Если приложишь достаточно усилий, то вспомнишь, что твоя жизнь напоминала настоящую сказку. Страшную. А тут тоже сказка, только волшебная. Где главная героиня получает всё, а о зле все забывают. Читала такие в детстве?

- Какие сказки? Так. Я не умерла, уже легче. Но это ведь всё… не реально же?

- Реально. Для всех, кто предпочёл навсегда забыть о прошлом.

- Разве воспоминания не делают нас теми, кто мы есть? Ведь забыв прошлое я не смогу понять, кто я и чего хотела в будущем. Этот город что, стирает личность?

- Не город, а мир. И нет, стереть личность невозможно. Получится лишь избавится от плохих воспоминаний и остаться с лёгким сердцем. Заниматься тем, чем всегда мечтала на самом деле. Например, если хотела стать известной художницей, можно открыть свою галерею и рисовать картины. Даже если ты никогда не умела рисовать, из-под кисти будут выходить настоящие шедевры.

- То есть ради достижения самых невероятных целей не нужно прилагать никаких усилий?

- Да, точно! В этом и смысл. Тебе не придётся несколько лет кому-то что-то доказывать. Ты сразу получишь абсолютно всё, чтобы быть счастливой.

Карина, продолжая осматриваться, вдруг пристально посмотрела на небо. Мысль, ускользнувшая от неё ранее, наконец обрела чёткость. Она поняла, что именно показалось иррациональным.

- Солнца нет. Оно здесь иногда скрывается и выходит, как по графику?

- Над нашими головами ничего не нависает. Погоду никогда не омрачают тучи, а солнце не слепит глаза, - покачала головой Мария.

- Неужели никто не скучает по солнцу?

- Мы привыкли смотреть вперёд, нам незачем задирать голову наверх. А если туда не смотреть – то и мыслей таких не возникнет. А если бы было иначе, жители могли бы расстроится от портящийся погоды. Когда солнца нет, не приходится переживать о том, что его могут закрыть тучи.

- Непривычно.

- То, о чём ты думаешь, не самое главное. Не стремись рассмотреть подобные отличия. Подумай о том, чем хочешь заняться. Любые дороги открыты перед тобой. Но я бы посоветовала начать с вешнего вида.

- Хорошо бы сменить платье, а то среди местных я очень сильно выделяюсь. Но у меня нет денег, так что купить новое будет не на что.

- Не беспокойся об этом. В мире грёз денег не существует. Мы не нуждаемся в валюте, потому что у всех и так есть то, что им нужно. Дизайнеры и парикмахеры такие же люди, как ты. Их мечтой были такие профессии, поэтому они счастливы украшать жителей своими творениями.

Пока Карина обдумывала полученную информацию, её новая знакомая подхватила её под руку и повела по извилистым улицам города. По дороге встречалось множество кафе, танцевальных студий, салонов красоты, театров и других мест творческого направления. Рассматривая их, Карина опомнилась лишь когда её спутница нырнула в один из дверных проёмов, утаскивая девушку за собой.

Внутри раскинулся огромный ассортимент всевозможной одежды. Вешалки были усыпаны блузками, платьями и юбками, а отдельные подиумы занимали ажурные туфли.

- Добрый день! – Мария помахала кому-то в глубине помещения.

Кому-то, кого Карина смогла заметить лишь когда уловила движение. Девушка с длинными, почти до ягодиц, пастельно-розовыми волосами практически сливалась с фоном из сотен платьев благодаря не менее яркому, чем у Марии, образу.

- Рада тебя видеть, - она развернулась к Карине, - и тебя тоже. Я Тея. Рада, что новенькие часто захаживают именно ко мне. Хоть в этом и есть заслуга Марии, - подмигнув, Тея нырнула в один из проходов и начала яро перебирать наряды, - Хм, тебе подойдёт почти любой цвет. А с волосами что планируешь сделать? Подобрала бы сразу из расчёта на новый цвет.

После вопросительного взгляда в свою сторону, Карина переадресовала его Марии. Та, в свою очередь, пожала плечами.

- Выбирай любой, в какой нравится. Можешь журналы полистать, если хочешь. Тея прямо тут тебя и покрасит.

- Ты ещё и парикмахер?

- Люблю создавать завершённые образы. Ну так что?

Карина задумалась. Цепляясь за ускользающие воспоминания, она ухватилась за момент, когда рассматривала чьи-то фотографии и мечтала о длинных волосах. Её же были довольно жидкими и отрастали лишь до лопаток. Дальше уже приходилось подстригаться, ведь причёска выглядела бедно и невзрачно.

- Можно нарастить волосы? Только не такие длинные, как у тебя. Примерно вот так, - она провела рукой по пояснице чуть выше копчика.

- Тебе очень подойдёт. Пошли, - Тея махнула рукой, призывая следовать за ней.

Прямо в этом же помещении за шторами обнаружился небольшой салон. Хотя небольшим он был лишь по свободной площади, ведь основное пространство занимали полки и шкафы со всевозможными пузырьками, баночками и флаконами.

- Присаживался, - указав на свободное кресло, она потянулась за одной из коробок в ящике шкафа, - по цвету решила? Или оставишь свой?

- Как думаешь, что мне подойдёт?

- Возможно, блонд? В любом случае ты в любой момент можешь перекраситься без потерь. Хоть каждый день меняй!

- Это ещё одно преимущество мира грёз?

- Одно из множества. Не вижу смысла даже сравнивать миры, да и говорить об этом не люблю. Противно даже вспоминать, что другой мир существует.

- Извини. Не буду больше поднимать эту тему.

- Ничего, ты только первый день. Скоро освоишься и сама вспоминать не захочешь, - Тея намешала понятную только ей смесь и подошла к креслу, - закрой глаза и доверься мне. Минут пять посидишь и всё.

У Карины было плохо с внутренним определением времени, но ей показалось, что прошло даже меньше времени. Лавандовый запах краски разнёсся вокруг, резко отличаясь от химического, привычного.

- Можешь открывать! – радостно воскликнула Тея, любуясь результатом стараний.

- Невероятно! Еле узнаю себя, правда. Ты – настоящая волшебница, - не сдерживая эмоций, Карина разглядывала новое отражение. Непривычное, будто чуждое, но красивое. Завораживающая, сияющая обворожительность.

- Теперь я точно поняла, какое платье нужно.

Вскоре Карина уже разглядывала на себе фиолетовое корсетное платье, усыпанное розовыми бутонами. Золотые узоры дополняли цветовую гамму, придавая блеска.

- Я в восторге! Ты сама это сшила?

- Да, обожаю шить. И дизайн мой.

- Как ты столько успеваешь? Сколько времени вообще ушло на это…

- Не больше пары часов, правда. Обожаю процесс, и, благо, он не затягивается днями на один наряд. Туфли, правда, не мной лично сделаны, но дизайну я поспособствовала.

- Никогда такого не носила, но оно очень удобное. Даже от каблуков не ощущаю дискомфорта. Совершенно не мой стиль, я выгляжу как персонаж из какого-то фантастического сериала.

- Тебе очень идёт. И, думаю, настало время продемонстрировать его на улице. Мне ещё очень много нужно рассказать и показать, пока день не закончился, - поторопила Мария.

- А что будет ночью? Здесь вообще можно спать?

- Конечно. Только не совсем ночью, но это лучше увидеть своими глазами чуть позже. Скажи лучше, куда бы ты хотела пойти: на выставку, концерт, в театр или, может, на мюзикл?

- Мне нравятся танцы. Где-нибудь есть балет? Никогда не видела его в живую, но всегда мечтала.

- Интересный выбор. Это не далеко. Тея, спасибо за очередной преображение. Ты невероятно талантливый модельер.

Девушки обнялись, после чего Мария с Кариной покинули бутик.

***

Невесомые балерины парили над сценой, выполняя все движения с небывалой лёгкостью и точностью. Костюмы сидели как влитые, идеально подчёркивая точёные фигуры.

- Они такие техничные! Каждая эмоция, прыжок и фуэте выглядят так, будто девушки родились для балета. Сколько же они репетируют ради такого результата! – восхищённо прошептала Карина.

- Не больше одного раза. Ведь у них всё получается сразу, стоит только захотеть. Даже ты можешь встать на сцену и выглядеть не хуже них. Хочешь?

- Разве это возможно? У меня совсем нет растяжки, и фигура даже близко не такая.

- Возможно всё, стоит только захотеть. А главное – ты никогда не станешь одним из лебедей на подтанцовке. Только главные роли.

- Кто же тогда танцует лебедей, если не новички?

- Лебеди – это плод мира грёз. Это не люди, а просто одинаковые куклы, что выполняют свою роль. У них нет сознания, чувств и желаний. Их просто не существует, они созданы лишь для того, чтобы балерины сияли на их фоне.

- Не думаю, что это моё. Я никогда не хотела выступать на сцене - стесняюсь повышенного внимания.

Когда балет закончился, балерины вышли на поклон. Зал стоя одарил артисток аплодисментами, кто-то даже отметил выступление огромным букетом красных роз для каждой девушки.

- Хочешь куда-нибудь ещё?

- Только если просто пройтись по улице. Посмотрю, что ещё есть. Хочу немного передохнуть от впечатлений.

Выйдя из балетного театра, девушки петляли по узким и широким улицам, разглядывали клумбы, высаженные на каждое обочине и, в какой-то момент, вышли на главную дорогу. Об этом Карину известила деревянная табличка, возвышающаяся среди жёлтых лилий.

- Эта дорога ведёт к главной площади. Она появилась тут самой первой, от неё уже ответвляются остальные.

- А что тут находится? – Карина кивнула на высокое здание с витражом на окнах. Оно, в отличии от остальных, выглядело скорее величественно, чем нежно или роскошно. Архитектурный стиль напоминал подобие какого-нибудь храма: огромный вход, поддерживаемый мраморными столбами, белые стены, тонкие, тянущиеся к небу шпили, витраж на окнах.

- Это храм четырёх богинь – создательниц нашего мира. Тут мы можем поблагодарить их за всё, что они для нас делают, и наги слова обязательно будут услышаны.

- Богинь? Расскажи о них.

- «Мир грёз» создали четыре лучшие подруги – сияющие богини. Они были его первыми жительницами. Думаю, нам стоит посетить Музей. Там ты наглядно увидишь историю этого места и полную карту мира.

- Обязательно зайдём. А храм можем посетить? Мне интересно, как он выглядит изнутри.

- Конечно, каждый может приходить, когда угодно.

Внутри здание было ещё более величественным, чем снаружи. Состояло помещение из одного зала, посреди которого раскинулись шесть рядов деревянных скамей. Каменный пол был чёрным, а стены пустыми и белыми. Окон было всего четыре: каждое из них украшал разноцветный витраж с изображением девушки. Каждое изображение соответствовало одной из богинь, как поняла Карина. Посетительниц было несколько, каждая из них молча сидела на скамье с закрытыми глазами, сложив руки на коленях.

- Лучше не мешать им благодарить богинь, - предупредила Мария, - если осмотрелась, пошли дальше.

Карина кивнула и, поторопившись, первой покинула храм. Мария же, выйдя за ней, уверенно перешла на другую стороны улицы, следуя лишь ей известному маршруту. Они миновали всего пару переулков, чтобы оказаться перед Музеем.

Внутри всё выглядело как в новомодном музее столицы реального мира. Превосходный ремонт, просторные коридоры, только магазина с сувенирами на входе не хватало. Людей было немного, среди посетителей Карина обнаружила девушку в таком же белом платье, какое недавно было на ней самой.

- Вот и первый экспонат. Отправная точка истории, - Мария кивнула на картину, единственную на всей стене.

С полотна смотрели четыре девушки, приобнимающие друг друга. На лице каждой сияла улыбка, а вот что было необычно – крылья за их спинами. У одной они были на манер птичьих, но отлитых золотом. Наряд тоже состоял из блестящих перьев. Чёрные волосы спадали локонами до талии, и, своей пышностью могли посоревноваться с добротным париком. Крылья стоящей рядом девушки были прозрачно-зелёными, как у стрекозы. А вот волосы нежно-розового оттенка были подстрижены под каре. Крылья следующей были голубыми, как у бабочки, а у последней девушки вместо чёткой формы за спиной будто полыхали огненные всплески.

- Началось всё в реальном мире. Четыре подруги проживали не лучшие жизни, и в конечном итоге каждая из них умерла. Каждая по своей причине. Богиня Лили, - она указала на девушку с золотыми крыльями, - была первой. Она не выдержала стресса и давления из-за тяжёлых экзаменов. Её семья строила большие планы на подающую надежду дочь, но она не справилась. И решила, что выход в окно – лучший выход. Затем Ева, - внимание переключилось на девушку с розовыми волосами, - долгое время находилась в отношениях, из которых не могла выйти. Она терпела всё, но в итоге её парень убил её. Евгения подверглась буллингу и приняла такое же решение, как Лили. И четвёртая, Фрея, была смертельно больна, поэтому не успела познать всю прелесть мира. Она не успела ничего, проведя жизнь в больницах. Фрея долго боролась, но в конечном итоге осталась последней. Ей было одиноко и больно, она понимала, что подруги ждут её на той стороне. И решила оставить реальность. Единственное, что осталось у них – их дружба и желание сделать мир идеальным, чтобы в нём не было разочарований и вещей, из-за которых они лишились жизней. Желания богинь хватило на то, чтобы они попали сюда. В начале это было пустое пространство, богини создали главную улицу, несколько зданий и постепенно увеличивали территорию. Именно мы, те, кто спасается тут от ужасов реальности, в благодарность питаем силой своих душ. Каждый раз, когда кто-то новый оказывается в мире грёз, территория увеличивается.

В следующем зале всю стену занимала огромная карта. Места на ней были подписаны, но чтобы разобрать текст, нужно было уменьшить масштаб в ручную.

- Питаем энергией душ? Я что, не могу уйти отсюда?

- Уйти можно в любой момент. Видишь эту окантовку на карте? Это поля ликориса. Они предупреждают о том, что продолжив путь ты покинешь мир грёз. Говорят, в конце тех полей абсолютная пустота, ведущая прочь. Но ещё ни один человек не уходил отсюда. Какой смысл сбегать от идеальной жизни?

- Разве можно радоваться тому, к чему не прилагаешь усилий? Неужели тут не бывает скучно?

- Как можно заскучать, когда вокруг столько интересного? Хотя, я знаю, что тебе нужно увидеть. Идём.

В следующем зале не было крыши. Огромное дерево с белым стволом, на ветвях которого вместо плодов висели белые конверты, удивило Карину. Хотя, казалось бы, как можно удивиться чему-то в мире, где возможно абсолютно всё и не действуют законы логики?

- Это дерево воспоминаний. Каждая может записать, почему попала сюда. Берёшь конверт, увековечиваешь свои проблемы и кладёшь в дупло. После этого на одной из веток вырастает новая история.

- Зачем это?

- Ты в любой момент можешь перечитать и вспомнить, от какой боли сбежала. Хотя никто и не читает их, но это тоже часть истории мира. Каждая из нас – частичка истории.

- Но я даже не помню, как сюда попала. Не знаю, что случилось и от чего… бежала.

- Возможно, сознание блокирует настолько неприятные воспоминания. Вспомни истории богинь. Скорее всего, одна из них откликнется тебе.

Карина закрыла глаза. Вместо воспоминаний мелькали размытые пятна, не собирающиеся в единую картину. Вдруг она различила школьную доску, какие-то формулы, исписанные тетради, десятки каких-то сайтов… крики, крики родителей. Но разве она могла сама что-то сделать? Яркой картинкой мелькнула улица, такое ощущение, будто Карина бежала. А потом громкий звук и вспышка света. Всё это она тут же рассказала Марии, чтобы хотя бы с её помощью собрать воспоминания в кучу.

- Тебе очень повезло выжить. Думаю, ты сбежала из дома из-за поступления после школы и попала под машину.

- Но почему я так плохо помню?

- Это стресс. Ну и сам мир, он старается не пропускать негативных эмоций. А твои воспоминания – сплошной сгусток безысходности. От них обычно все избавляются начисто. Я вот совсем не помню, что произошло. И абсолютно счастлива. Предпочла стереть прошлую жизнь почти полностью. Хотя есть даже те, кто удаляет воспоминания подчистую.

- Так долго живёшь тут, что забыла? Даже в старости люди обычно помнят яркие моменты жизни…

- Чтобы всё забыть нужно лишь сходить в Золотой Дом.

- Подожди, разве можно просто взять и забыть всю жизнь?

- Конечно. Только это происходит не за один раз, какое-то время нужно ходить в Дом. Такие люди будут думать, что изначально существовал лишь Мир Грёз, и других миров не существует, а реален лишь этот.

- Это же звучит ужасно. Люди теряют связь с реальностью, отрицают проблемы и предпочитают жить в иллюзиях!

- Твоё тело остаётся там, а сознание обретает вечность тут. Твои мысли, желания, всё с тобой. Какая разница, в каком мире?

- Мария, я понимаю, многие хотят забыть неприятности. Но стирать абсолютно всё…

- Ну, ты можешь и не стирать. Может, когда попробуешь, сама поймёшь, что это отличный выход. Пойдём, я тебе покажу.

***

Золотой Дом был золотым в прямом смысле. Здание состояло из ровных пластин, отполированных до степени зеркал. Внутри был лишь один этаж, а наполняли его горы золотых слитков, лежащие прямо на полу.

- Берёшь слиток и просто ешь его. Чем больше съешь – тем больше забудешь. Два-три для того, чтобы полностью стереть последние воспоминания о реальности хватит. Некоторые набрасываются сразу, съедают штук по десять. Но после этого будет не очень хорошо.

Карина с сомнением взяла один из слитков, покрутила его в руках. На пальцах тут же остался плотный золотой след, будто краска осыпалась.

- Как можно съесть его? Он же золотой. Зубы сломать можно.

- Просто откуси и поймёшь.

Под пристальным взглядом Марии, она поднесла золото к губам и коснулась краешка. Легко надкусила и, на удивление, консистенция оказалась очень мягкой. Такой, будто она ела халву. А вкус… ничего подобного Карина никогда не пробовала. И вряд ли такие вкусы есть в реальном мире. Невероятные оттенки чего-то неуловимого плясали на языке. Это не было похоже на метал, оно было сладким и одновременно пресным. Но вкусным.

- А если я решу вернуться в реальность, воспоминания будут стёрты навсегда? – опомнилась Карина.

- Нет, не будут. И мир грёз ты тоже не забудешь. Но если решишь вернуться, значит придётся и дальше справляться с тем, что тебя там ждёт.

- Если забуду всё плохое, как смогу радоваться хорошему? Ведь сравнить будет не с чем.

- Сравнивать и не надо. Чтобы понять, что мясо вкусно приготовлено, не обязательно до этого пробовать подгорелое.

- Я, наверно, остановлюсь на этом, - Карина отложила оставшуюся половину слитка обратно, - не хочу забывать слишком много.

- Тебе на сегодня как, впечатлений хватит?

- Я так много узнала и увидела… Думаю, да. А что, уже, эм, вечереет? Солнца же нет, как ты понимаешь, что пришло время спать?

- Просто чувствую это. Ты потом сама научишься. Хотя некоторым не нужен сон, всё равно в Мире Грёз устать невозможно. Но тем, кто тут недавно, будет очень непривычно без сна.

- По дороге я не видела ни одного жилого дома. Где же спать?

- На окраине города. Закрой глаза и дай мне руки. Это довольно далеко, поэтому пешком мы не пойдём.

Карина выполнила указания и почти сразу же услышала «открывай». Они оказались на просторном поле, где росли огромные цветы. Бутоны розовых роз не нуждались в стеблях, раскинувшись прямо на траве, как кусты.

- Залезай в любой бутон и закрывай глаза. Как только веки опустятся, ты уснёшь.

- Как же можно спать в цветах?

- А ты попробуй.

Карина выбрала ближайший бутон. Как только она оказалась в середине, лепестки накрыли ей, будто мягкое одеяло, постелились невесомым матрасом и окружили лёгким ароматом розы. Девушка сама не заметила, как мысли затихли, а веки опустились.

На утро Мария отвела её в один из ресторанов рядом с главной площадью. Карина долго выбирала блюда, раздумывая, что хочет попробовать. Остановилась же в итоге на коктейле «Жемчужная лагуна» и десерте «Песнь сирен».

- Это ресторан девушки, которая мечтала о море, но жила в очень маленьком городе. Работая в кондитерской, она не могла позволить себе готовить что-то действительно интересное, хотя и любила работу. В этом ресторане она совместила обе свои страсти.

Карина отпила коктейль, переливающийся сине-голубым гардиентом. Насыщенный вкус расползся по языку, а на зубы попало несколько жемчужин, расположенных по краям стакана в качестве съедобного декора.

- Очень вкусно. Она сама это всё готовит?

- Иногда сама, иногда помощники.

- Помощники такие же, как фоновые лебеди в театре?

Мария кивнула. Она закончила с десертом в виде красной морской звезды теперь просто дожидалась Карину.

- А чем ты хочешь заниматься? Наверняка же есть какое-то занятие, которое тебе раньше не святило.

- Я очень люблю рисовать. Но получается не всегда хорошо. Мне далеко до идеальных пропорций, да и с подбором цветов иногда возникали проблемы. В основном потому, что на большой ассортимент цветов попросту не хватало денег.

- Прекрасная мечта! Доедай скорее и пойдём исполнять.

- Куда пойдём? В одну из галерей?

- Зачем же в чужие галереи. Мы тебе собственную откроем.

- Не видела свободных помещений. Где мы её откроем? И где взять материалы…

- Чем быстрее доешь, тем быстрее узнаешь.

- Давай ты мне объяснишь, пока я заканчиваю с пирожным? Так же быстрее получится!

Мария цокнула языком и положила руки на стол.

- Всё то тебе быстрее хочется. Ладно, согласна. Когда тебе нужно здание для своего проекта, просто закрываешь глаза и продумываешь, как оно должно выглядеть внутри и снаружи. Если не можешь продумать все детали – Мир Грёз доделает их за тебя. Ну а когда уже всё представила, просто думаешь о том, что хочешь там оказаться. Все перемещения так работают, если расстояние большое, или если не знаешь, куда конкретно тебе нужно.

- Я готова пробовать.

- Только дай мне руки, чтобы вместе попасть туда. А то без меня потеряешься, - хихикнула Мария.

Карина начала живо представлять образ галереи. Это должно быть одноэтажное здание с просторным залом, хорошим освещением и большими окнами. А за одной из дверей расположится её мастерская с великим множеством кистей, красок, холстов и прочих атрибутов. Она старалась уделить внимание каждой детали, и, когда решила, что всё готово, выполнила инструкции Марии.

Открыв глаза, Карина подумала, что и не открывала их. Вокруг всё было именно так, как она и представляла.

- Неужели это всё моё? Вот так просто?

- Чьё же ещё? Начинать рисовать можешь хоть сейчас. Попробуешь?

Девушки зашли в мастерскую и Карина потратила минут десять на оматривание всех оттенков и цветов красок.

- Это невероятно! Сколько же времени понадобится, чтобы использовать всё это!, - она вытащила несколько тюбиков, выдавила их на палитру и установила на мольберте один из холстов.

- Какая работа станет первой?

- Даже не знаю. Я люблю рисовать портреты, но они получаются лишь отдалённо похожими. Могу попробовать изобразить тебя.

- Попозировать?

- Просто встань в любую позу.

Карина начала наносить осторожные мазки, дающиеся ей с лёгкостью. Она увлеклась процессом, смешивая цвета и выводя линии, да так, что даже не поняла, как закончила картину. На холсте красовалась точная копия Марии, будто это был не рисунок, а фото. Фон же представлял из себя вход в театр, где они смотрели балет.

- Просто прелесть! Это талант, Карина. Поздравляю! – воскликнула Мария, глядя на холст.

- Подожди, а как это вообще получилось? Я же только начала. Это невозможно, вообще никак! Да и рисовала я точно не на таком уровне, а процентов на семьдесят хуже. Это не моя работа.

- Твоя, конечно. Нарисовано твоей рукой. Автограф можешь добавить, кстати.

- Нет, не правда. В этой картине от меня нет почти ничего. В неё не вложено время, силы и труд.

- Но она ведь красивая. И автор – ты. Просто твои способности раскрылись, не нужно больше тратить по несколько дней на создание работ обучение. Это ли не счастье?

- Я не вложила в эту картину никаких усилий. Она ведь не имеет никакой ценности! Ни художественной, ни для меня, как автора. Чему я научилась, работая с ней? Неужели я не могу даже улучшить свои навыки?

- Твои навыки и так идеальны, что тут улучшать? Ты можешь создать абсолютно что угодно. К чему трудности?

- Но ведь именно трудности и приводят нас к радости. Если получить что-то, не приложив усилий, это не будет иметь никакого смысла. Чем моя работа вообще отличается от сотни чужих?

- Ну, на твоей работе изображена я. Да, все художники рисуют на одинаковом уровне, но ведь никто не должен быть лучше или хуже. Остаточно того, что они рисуют разные вещи. Ради этого к ним на выставки и приходят.

- Неужели счастье этого мира в том, чтобы тебя окружало всё приторно-идеальное и ты сама была идеальной, не отличаясь от других?

- Это нужно для того, чтобы избавить мир от зависти, вражды и ссор.

- Но ведь здоровая конкуренция помогает расти и совершенствоваться. Если все одинаковы – я не вижу смысла в том, что они делают.

- Надо бы тебе поесть больше золота. Слишком много размышлений. Попробуй наслаждаться тем, что имеешь всё, не приложив усилий. Богини стараются сделать этот мир лучшим для каждого жителя.

- Лучшим по их мнению. Я е хочу заниматься самообманом и радоваться тому, что создаю шедевры, не имея при этом реальных способностей!

Карина закрыла глаза и представила ликорисовое поле. Ветер тут же коснулся щеки, а в нос проник лёгкий аромат, чем-то напоминающий анис. Красные цветы усыпали всё пространство до горизонта. За спиной девушки раскинулся фантастический город из самых лучших сказок, но она не оборачивалась. Желая скорее покинуть место, в котором невозможно быть счастливой, она побежала в обратную сторону. Туда, где виднелась полоса белого света. Это единственное место, в котором дул ветер. Подобное проявление неидеальных погодных условий могло означать лишь одно: она на верном пути к свободе. Освобождению от идеальной иллюзии, в которой люди добровольно запирают своё сознание.

Сзади раздался шелест. Будто огромные крылья поднимали ветер, стремительно приближаясь. Карина оглянулась. Девушка с картины – Лили, в сияющим золотом платье приземлилась рядом.

- Остановись. Куда ты бежишь? – голос богини звучал нежно, будто обволакивал. Она не кричала и не шептала, но каждое слово отпечатывалось в сознании её собеседницы.

- Мне не нужно такое существование. Я не буду наслаждаться иллюзией счастливой жизни!

- Мы сами решаем, что иллюзия, а что – нет. В Мире Грёз возможно всё, ты не понимаешь, что делаешь, покидая его. В реальности тебя ждут лишь разочарования и боль.

- Благодаря неудачам я осознаю ценность своих реальных способностей и достижений. Мне не нужны шедевры, которые я никогда не смогла бы нарисовать.

Карина развернулась и побежала, стремясь к белой полосе на горизонте, что становилась всё больше. В её голове прозвучал мягкий голос богини «Ты всегда можешь вернуться, твои грёзы будут ждать тебя!». Но девушка, стараясь скорее вернуться в реальность, уже прыгнула в белую пустоту, которой заканчивалось обрывающееся поле. Её ослепил яркий свет, но когда она открыла глаза, он никуда не исчез. Карина прищурилась, и, к своему облегчению, вместо ярких красок и замысловатых узоров, увидела стандартную больничную палату со слегка обшарпанными стенами.

Она никогда не забывала о путешествии в мир грёз. Воспоминания о тех днях стали её мотивацией сделать реальную жизнь такой, чтобы больше никогда не оказаться в Мире Грёз. Мире, который не может дать ничего, кроме самообмана. Карина научилась радоваться мелочам, принимала неудачи как часть успеха и вырастила своих детей с такими же убеждениями, научив их видеть красоту даже в самых пасмурных днях.


Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...