Александр Хорунжий

Ученик Человека-Без-Тени

Свиньи всегда составляли костяк стада. К ним обычно прибивались овцы, образуя разномастную отару. Коз и коров в стаде немного, поэтому они держатся особняком, но всё равно близко к остальным. Животные привыкли друг к другу, чувствуют родство, что ли… Поэтому проблем с ними особо нет, куда пастухи направят – туда и идут. Вечером же, когда становится прохладно, сами в хлев – в тепло, к кормушке, и подгонять не надо.

А сегодня стадо шло нехотя. Свиньи тыкались рылами в каждую канаву, овцы никак не хотели сбиваться в одну кучу, козы разбегались, а коровы не двигались с места, и лишь упрямо мычали на попытки их подогнать.

Мы с отцом возвращались с поля. По пути нам надо было забрать наших свиней и коз. Заметив беспорядок в стаде, отец ругнулся тихо, сквозь зубы. Он скорее выплюнул, чем сказал, то слово, но я всё равно расслышал.

- Пошли, - добавил он.

Он, как и прочие горожане, пытающиеся забрать свой скот, направился перекинуться парой слов с пастухами, а меня, как и прочих восьмилетних мальчуганов, проведших весь день в поле рядом с отцами, послали ловить коз. Их у нас было две – Роза и Фиалка. Пока я ловил Розу, Фиалка успевала залезть под чей-нибудь забор. Пока вытаскивал Фиалку из-под забора – Роза оказывалась в какой-нибудь луже. Конца этому не было видно.

- Виконт Созумбрэ Человек-Без-Тени в городе! – долетел до меня голос глашатая. Его не было видно, к тому же, что мне дело до господ – ездят куда хотят и когда хотят, а у меня дела, я занят!

Я не хотел этого, но прислушался.

- Человек-Без-Тени в городе! Набирает учеников! Испытайте удачу и станете королевским магом!

Королевским? Магом? Неплохо бы.

Я получил подзатыльник от отца, и все мысли о королевских магах вылетели из головы.

- О чём думаешь, бестолочь?! Куда у тебя козы убежали?!

Да уж, и Роза, и Фиалка времени не теряли, и были так же далеки от меня, как я от Человека-Без-Тени. К этому моменту взрослые уже «перекинулись парой словечек», обсудив все сплетни, что накопились за день, поэтому обратили внимание на стадо и своих детей. Глашатая заслушался не я один, так что подзатыльники получили все. От этого только больнее – получать, а потом раздавать подзатыльники – вот она, жизнь.

Наказав детей, отцы, и пастухи вместе с ними, вздохнув, как будто это не было несколько разных людей, а какой-то сказочный великан, молча собрали стадо. Затем быстро разогнали скот по хлевам.

Домой мы вернулись поздно – ужин стоял на столе накрытый тканью.

- Как сегодня? – только и успела спросить мать, прежде, чем мы с отцом налетели на еду.

- Плохо, - выплюнул отец. И добавил, кивнув в мою сторону: - Ленится.

Мать промолчала, я был занят едой, некогда было отвечать.

- Со стадом что-то не так – еле загнали, - продолжил отец.

Мать смотрела, как мы едим. Она тоже была голодна – не ела без нас, но сейчас не притронулась к своей миске.

Доев своё, я молча встал и ушёл спать. Никто меня не остановил. До утра не понадоблюсь.

Спать не хотелось. Я достал деревянного человечка, смастерённого мной. Мы с ним не доиграли – мы же странствующие рыцари, отправились в странствие. И пока не дошли до цели.

- Плохой из него работник, Аими, плохой, - донеслось до меня.

- Мы об этом уже говорили, Клод. - Не часто мамин голос становился твёрдым, как сейчас.

- Знаю, - отце устало вздохнул, - Но это так.

- Я сегодня слышала глашатаев…

- И ты туда же! – прервал отец, - Какой из него маг!

- Если работник из нашего сына никакой, то, может, маг получится.

- Нас даже не примут. Только собак спустят.

Звук спора продолжал доноситься до меня, но я не слушал. Мне вдруг до боли захотелось стать магом, увидеть этого явно напыщенного виконта Созумбрэ, этого якобы Человека-Без-Тени, посмотреть ему в глаза и выпалить прямо в лицо что-то такое, от чего у самого искусного королевского мага глаза бы на лоб полезли. От обиды на отца, его подзатыльники, его слова, на себя – я ведь действительно не справлялся ни с одной работой, которую мне поручали, хоть и старался изо всех сил, обиды на Розу и Фиалку, обиды на свою жизнь, на мир, я зажмурился и прижал к груди деревянного человечка.

Сколько я просидел так, не знаю, но через какое-то время расслышал бурчание:

- Утить…

Я отшатнулся и спросил:

- Что?

- Пустите, говорю! – повторил человечек, - А то дышать тяжело. Фух! И зачем так делать – сначала создать живое существо, а потом душить!

Я смотрел на него и не понимал, что происходит.

- Так, Создатель, а что дальше? – человечек отдышался и стал задавать действительно сложные вопросы.

- В каком смысле «дальше»? – не понял я.

- Ну, дальше, - пояснил человечек, - Что мне делать дальше? Ты же меня создал для чего-то. Так вот. Для чего? Для чего ты меня создал? Что мне делать?

Я замялся:

- Ни для чего…

- Как это «ни для чего»! – возмутился человечек, - Всё на свете существует для чего-то. И я тоже. Так что дальше, Создатель?

Я схватил человечка на руки и побежал к родителям. Они всё ещё сидели за столом и спорили. Мать так и не притронулась к еде.

- Мам, пап…

- Что? – первым отреагировал отец.

- Вот! – выпалил я и показал ему человечка.

- Что я, куклу твою не видел, – сердито сказал отец, но тут человечек покрутил головой, посмотрел на отца, на мать и спросил, - Создатель, а это кто? Их тоже ты создал? Или они создали тебя? Почему они? Почему тебя и почему таким? А как? И зачем создали?

Отец посмотрел на мать и очень тихо спросил:

- Аими, а ты не слышала, где остановился его благородие? Сдаётся мне, он желает нас видеть.

- Сейчас? – ахнула мать.

- Ну не утром же! – развёл руки в стороны отец, а затем повернулся ко мне и сказал, - Одевайся, мы идём к Человеку-Без-Тени. Куклу свою с собой возьми.

- К кому идём? – не понял человечек, но ему никто не ответил.

- Клод, ты же сказал, что на вас спустят собак, - запротестовала мать.

- С разговорчивой куклой на руках? Вряд ли, - отмахнулся отец.

- Но не ночью же! – продолжила мать.

- Спустят собак – будем убегать. И быстро, - отец повернулся ко мне, - Так же быстро, как ты одеваешься.

Удивительно, но виконт принял нас беспрепятственно. Он уже спал, когда мы пришли к нему, но был разбужен. Я никогда не видел ни одного виконта, поэтому думал, что Созумбрэ похож на нашего бургомистра – старого жирного надутого словно индюк человека с вечным выражением презрения на лице. Но вместо этого, к нам вышел немного заспанный, зевающий высокий молодой господин. Лицом и обликом виконт походил на тех, кого изображают на гербах. Каштановые волосы были взъерошены подушкой, но днём явно игриво развеваются на ветру. Сонные глаза не выражали ничего, но при свете дня явно горят огнём. Стройное тело походило на молодой ясень, что под бурей гнётся, но не ломается. Понятно было, что через какое-то время ясень станет напоминать дуб – буря не будет беспокоить его. Но это потом, сейчас гибкость, а не мощь заметнее. На виконте была мантия королевского мага, из-под которой выглядывала ночная рубашка.

- Что привело вас сюда, монсьё? – спросил Созумбрэ.

- Ваше благородие, - кажется я впервые услышал неуверенность в голосе отца, - Мы пришли… - он сглотнул, и сказал уверенно, - Мы пришли, Ваше благородие, из-за этого.

И я протянул человечка.

- Из-за куклы с завязанным ртом? – уточнил Созумбрэ и зевнул, - А зачем вы ему рот завязали?

Оба – я и отец – попытались развязать рот человечку. Получалось нелепо, мы мешали друг другу, но когда вышло, человечек повернулся ко мне и сказал:

- Создатель, а мы где?

Потом посмотрел на Созумбрэ и спросил:

- А вы кто? Вас тоже Создатель создал? Для чего? А меня зачем создал?

К нашему удивлению Созумбрэ не моргнув глазом ответил на вопрос:

- Полагаю, монсьё, что вы были созданы для того, чтобы эти двое благочестивых монсьё встретились со мной.

Он протянул руку, коснулся головы человечка и тот застыл.

- И если это так, - сказал виконт, продолжая обращаться к человечку, - То вы, монсьё, с честью выполнили свою задачу, - а потом добавил, обращаясь к нам с отцом, - И часто, монсьё, у вас куклы разговаривают?

- Впервые вижу, Ваше благородие, - ответил отец.

Я заметил, что Созумбрэ перестал зевать.

- А до сегодняшнего дня какие-либо чудеса происходили?

- Ни одного, Ваше благородие.

- Так и зачем же, монсьё, вы сейчас сюда пришли? – глаза виконта почти незаметно сузились. Отец это тоже заметил, и ответил уверенным голосом:

- Мы, Ваше благородие, слышали, что вы набираете учеников в королевские маги.

- Хоте ли бы, чтобы я взял вашего сына в ученики к магам?

- Хотели бы услышать, что вы скажете по поводу говорящей куклы, - чётко ответил отец.

- Скажу, монсьё, что магия и чудеса не так уж редки, как нам кажется. Магия словно растение – леса никто не сеял, для них никто, по крайне мере из людей, землю не пахал, а вот пшеницу сеют, землю для неё пашут. Случай, конечно, уникальный, но неудивительный. Оживить куклу, а я думаю, что именно это и произошло, под силу любому – подчеркну – любому человеку. И для этого ему не обязательно быть магом или иметь магические способности. Ваш сын мог просто оказаться инструментом, как серп в руках жнеца, сил природных, диких. И вполне возможно, что никогда в жизни больше он ничего такого сделать не сможет.

Отец кивнул и сказал:

- А как, Ваше благородие, понять, вышло ли случайно или всё же…

- Как понять? – Созумбрэ задумался, потом усмехнулся и сказал, - А вы хитрец, монсьё!

Отец развёл руками.

- Тогда, монсьё, давайте узнаем! – и виконт посмотрел на меня, - Прошу вас, монсьё, подойдите ко мне и дайте мне вашу руку.

Я несмело шагнул вперёд и протянул руку Созумбрэ. Не успел моргнуть, как на одном из моих пальцев оказалось кольцо, бывшее до этого на пальце у виконта. Оно бы слетело, если бы в эту же секунду по его поверхности не побежали бы искорки и молнии. Кольцо сжалось и стало мне впору.

- Ну вот, монсьё, это убережёт вас, да и нас тоже, от случайностей, и мы сможем проверить ваши способности, - Созумбрэ посмотрел на отца и сказал, - Это займёт всю ночь. Оставьте мальчика у меня, утром я сообщу о его судьбе. Где вы проживаете?

И я остался на ночь у Созумбрэ.

Когда отец ушёл, Созумбрэ предстал передо мной совсем иным – потирающим руки.

- Итак, монсьё…

Мои полные ужаса глаза подсказали виконту, что он начал не с того.

- Монсьё, если вы слышите такую паузу, то нужно представиться. Как вас зовут?

- Юдес, - выдавил я из себя.

- Думаю, монсьё Юдес, вы знаете как меня зовут, но приличия есть приличия – разрешите представиться: виконт Эдуард Созумбрэ, верный подданный Его Величества, Человек-Без-Тени. Кстати, монсьё Юдес, вы не заметили, отбрасываю ли я тень? Можете не утруждать себя, смею заверить, тень моя находится достаточно далеко отсюда, в услужении у одной прелестной миси, - он прервался и добавил, - Мне кажется, я вас напугал. Скажите, это так?

- Чуть-чуть, - ответил я.

- Жаль, - мгновенно отреагировал Созумбрэ, - Не хотел. И что самое главное, это сейчас лишнее. Потому что у нас с вами, монсьё Юдес, много дел. Так что сегодняшней ночью спать нам с вами не придётся.

- Почему?

- Потому что, монсьё Юдес, когда вы являетесь королевским магом, а вы, монсьё Юдес, с этой секунды королевский маг, вы всегда – подчеркну всегда! – на службе.

- Но вы сказали…

- Действительно, вашему отцу я сказал другое. Хотя и не соврал, но об этом вы узнаете позже во время обучения. Полагаю, у вас есть вопросы? Задавайте, на парочку я успею ответить.

- Я правда маг?

- Вне всякого сомнения, монсьё Юдес. И проверок не нужно. Вы действительно удивили меня своей говорящей куклой, а я, поверьте, видел не мало. Могу поспорить, что она не только разговаривала.

- Не успел, вздохнул я.

- Кто не успел? – не понял Созумбрэ.

- Человечек деревянный не успел ничего кроме как наболтать ерунды.

- Ещё успеет. Я его усыпил, - махнул рукой виконт.

- Долго он будет спать? – я подбежал к человечку, которого выронил на пол. Схватил его и прижал к себе. Созумбрэ молча наблюдал за мной, а затем сказал:

- Столько, сколько нужно. Кольцо на вашем пальце, монсьё Юдес, действительно блокирует любую магическую деятельность. Пока вы не научитесь использовать свою магию правильно, я вынужден требовать, чтобы вы его носили. Это необходимо, уж поверьте.

- Но почему вы не сказали отцу?

- На это есть причины, о них тоже позже. Сейчас, монсьё Юдес, пойдёмте. Нас ждёт работа.

И я пошёл за ним. Мы спустились в подвал здания. Туда вела каменная лестница. Да и сам подвал, в отличие от деревянного строения наверху, каменный. Я сразу же замёрз – от камней веяло холодом. В подвале стояли стеллажи с чем-то мне непонятным и пустое пространство, разделённое пополам чертой на полу. Посреди одной такой половины был то ли каменный стол, то ли алтарь. Вторая половина не заполнена ничем. Я остался стоять на нижней ступени, подвал мне не нравился. Созумбрэ направился к стеллажам.

- Придётся одному, - послышалась оттуда, после чего раздался грохот: виконт тащил по полу металлический чан.

Установив его посреди пустой половины, запыхавшийся виконт произнёс:

- Явно не об этом вы мечтали, монсьё Юдес, не так ли?

И, не дожидаясь ответа подмигнул мне:

- То ли ещё будет!

- Что там? – спросил я.

- О, вам интересно! Значит, я в вас не ошибся. Там, монсьё Юдес, чрево беременной кобылы в специальном растворе.

- Гадость! – отреагировал я.

- Полностью согласен! – ответил виконт, - Но, увы, второй урок, который вам надлежит запомнить – чем выше кто-то или что-то, чем чище, светлее, тем больше вокруг него, как вы изволили выразиться, гадости. Хотя мой наставник говорил грубее.

Он оглядел пространство перед собой и сказал:

- Сейчас, монсьё Юдес, найдите себе укромное место, сядьте там и не двигайтесь до тех пор, пока я не скажу. Мне же надлежит подготовить всё для ритуала.

Оглядев подвал, я сказал:

- Буду здесь, на лестнице. Подойдёт?

- Вполне, - пожал плечами Созумбрэ.

И стал рисовать мелом на полу круги, знаки и символы. Делал он это долго. А мои попытки помочь или позвать кого-то на помощь пресекались твёрдыми и, как мне показалось тогда тяжёлыми словно каменные блоки, фразами: «Магия спешки не терпит», «Мы не можем ошибиться», «Смотрите и запоминайте, монсьё Юдес». Последнее подействовало сильнее остальных. Затем были зажжены и расставлены особым образом длинные свечи. Запахло травами.

Когда Созумбрэ закончил, он позвал меня к себе.

- Теперь, монсьё Юдес, подойдите к чану. Но вы не должны стереть ни одной линии на полу и не задеть ни одной свечи. Справитесь?

Я кивнул и подошёл к нему.

Эдуард Созумбрэ, верный подданный Его Величества, Человек-Без-Тени, тот кому я хотел посмотреть в глаза и выпалить прямо в лицо что-то такое, от чего у самого искусного королевского мага глаза бы на лоб полезли, теперь не казался мне напыщенным индюком. Стоя возле чана со специальным раствором, в котором находилось чрево беременной кобылы, он казался мне вершителем судеб всей земли. И я начал сомневаться, что он был подданным Его Величества. Может наоборот?

Не знаю, догадывался ли Созумбрэ о моих мыслях, но в полном соответствии с ними он проверил, чтобы ни одна линия не была нарушена, и только тогда сказал:

- Нас с вами, монсьё Юдес, ждёт сложнейший обряд. По-хорошему, его надо проводить не менее сорока дней, но нам надо уложиться за ночь. За полночи. Это возможно, но потребует множества сил. И мне нужна ваша помощь.

- Какая? – кто я такой, чтобы моя помощь была нужна вершителю судеб?

- Третий урок на сегодня, монсьё Юдес, и, надеюсь, последний – каждая строчка, каждый жест, каждое событие в магии написаны кровью мага. В прямом смысле. Так что будьте добры вашу руку, ему, - Созумбрэ указал на чан, - нужна ваша кровь. Вы будете питать его, а я проведу ритуал.

Я протянул руку. Даже если бы он отсёк её совсем, я бы не стал противиться – вершителю судеб не перечат.

- Вам повезло, монсьё Юдес, ритуал буду проводить я и перевяжу вас позже. Обычно и пускаешь, и останавливаешь кровь сам себе.

Он провёл лезвием ножа по моей ладони, и красная струйка потекла в чан. Созумбрэ начал читать заклинание.

Сколько так продлилось, я не помню. Кажется, я потерял сознание. Как всё закончилось, тоже не помню. Но утром меня, с перевязанной рукой виконт лично отвёл домой. Отцу он сказал, что у меня нет никаких магических способностей, я стал игрушкой в руках магических сил и не более. «Зато, - на прощание сказал виконт, - вы будете довольны своим сыном сегодня на поле. Дикая магия копилась в нём и мешала хорошо работать. Теперь же… Всё будет хорошо».

Готов спорить, что я отправился с отцом на поле, как работал там весь день, я в этом уверен. Так почему же сейчас я лежу в повозке, которой управляет, если не ошибаюсь, видя его со спины, виконт Созумбрэ – Человек-Без-Тени?

- Думаю, вы уже проснулись, монсьё Юдес, - сказал он, не оборачиваясь, - А это значит, что мне нужно кое-что вам рассказать.

Я промолчал.

- Вы уже догадались, что мы покинули город? Нам там больше делать нечего. Новых королевских магов наберут и без меня, не я один знаю, как это делается. Сейчас мы с вами направляемся в моё имение, где продолжим обучение. Вы же помните, что вернулись в родительский дом, потому что туда я отвёл гомункула, созданного нами ночью. У вас с ним магическая связь, которая будет утихать со временем. Так вы будете знать, что с вашими родителями всё хорошо, они довольны сыном, а тот будет радовать их как хороший работник. Поверьте, он справится. Так для вас расставание будет менее болезненным. Оно необходимо, потому что в город вы не вернётесь никогда, или вернётесь очень нескоро.

- Почему вам нужен именно я?

- Я не обманул вашего отца, монсьё Юдес, магия твориться постоянно. И не только магами. Поцелуй любимого человека, весёлый танец, рождение ребёнка, свадьба, хворь, удачная охота и много чего ещё творят магию лучше меня. Просто результат оказывается далеко от своего творца. Ребёнок родился на земле, а магия увидела свет на облаках или в пучине моря, а то и в земных недрах. И стала дикой. Есть собаки, что охраняют наши дома, а есть волки, что воруют наших овец. В последнее время волков – дикой магии, стало много. Слишком много. Это не просто так. И сдаётся мне, монсьё Юдес, что только вы можете с этим разобраться.

- Я?

- Да, монсьё Юдес, вы, именно вы. И, положа руку на сердце, я вам не завидую. Потому что вам предстоит столкнуться с великими и опасными силами. Поэтому отныне монсьё Юдес сын простого крестьянина, и путь в прежний дом для вас закрыт. Вы теперь слишком опасны для всех, кто рядом с вами. Поэтому мы едем одни, и повозку веду я.

- А вы не боитесь?

- Не боюсь, я тоже опасен для всех, кто рядом со мной.

Так я стал учеником Эдуарда Созумбрэ, верного подданного Его Величества, Человека-Без-Тени.


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 3,33 из 5)
Загрузка...