Сергей Салпетер

Второй шанс

Вердес шёл из деревни, медленно поднимаясь в горы. Солнце заходило за горизонт, на небе виднелась большая серая туча, которая вот-вот накроет собой весь горный хребет Ралентиля. Если подозрения Вердеса верны, то ему стоило ускориться, ибо дождь ожидался сильный и он вмиг превратит склоны гор в опасную лестницу, где поскользнуться, вступив в грязь, - плёвое дело. Он ускорился. Допустить смерти двух молодых людей он не собирался.

Подслушав за местными в деревне, Вердес узнал, что одна парочка, Нэле и Конрад, ушли в горы и до сих пор не вернулись. Чутьё подсказывало, где они могли запропаститься, и потому надо было поторапливаться. Отовсюду доносился стрекот горных кузнечиков, клёкот падальных орлов и волчий лай. “Лучше бы эти двое попали к волкам, и я ошибаюсь.” – мелькнуло в мыслях Вердеса. От волков он ещё мог бы их спасти, но подозрения падали на другое.

Через пару минут он оказался возле входа в шахту, обделанного деревом. Все опасения мигом подтвердились, кто-то сдвигал доски, которыми заколотили проход. Этому входу лет двести, и никто сюда не осмеливался являться. Не осмеливался до сегодняшнего дня. Дурные слухи об этой шахте ходили по деревне все эти годы. Начиная от обычных проклятий, что несут смерть всем забредшим в шахту, заканчивая историями о неупокоенных душах шахтёров, которые нападают на заглянувших туда путников. Никто не знал, что именно там творилось, но одно жители деревни знали точно: из этой жуткой шахты не возвращался никто. Даже снаружи всё говорило об угрозе: за это время ни единой травинки не выросло возле входа, а из самого входа доносился неприятный, тухло-приторный запах, смешивающийся с запахом подгнивших деревянных досок. “Что же вас заставило туда залезть, дураки?” – пронеслось в мыслях Вердеса. Он осторожно пролез сквозь заделанный вход и очутился в тёмной шахте.

Вердес поднял руку, взмахнул ей и прошептал слово на древнем языке. Рука вмиг засияла, освещая путь. Внутри шахты было очень тепло, так, что в глазах всё практически плавало. Вердес шёл вдоль подгнивших деревянных опор, осматривая шахту. Всюду торчали ярко-белые жилы непонятной руды, которая от тепла плавилась и медленно, словно смола, капала на камни. Вокруг этих светлых капель то и дело бегали пещерные муравьи, мало походившие на обычных. Эти были размером в два больших пальца, с огромными хитиновыми пластинами возле брюшка, головы и передних лап и с очень крупными и заострёнными жвалами. Кажется, они питались этой рудной смолой, которая и издавала неприятный, тухлый, но приторный запах.

Попадая на яркий свет, исходящий от руки Вердеса, муравьи разбегались, словно какие-то тараканы, бешено скрежеща по камням своими острыми лапами. Каменный скрежет шёл отовсюду вместе с жучиным шипением. Звук был настолько чёткий и сильный, что казалось, словно эти муравьи скребутся по коже, залезая под одежду. Однако Вердес продолжал идти в надежде найти Нэле и Конрада и попытаться им хоть как-то помочь.

Через время он вышел к пещере, спугнув огромный рой муравьёв. Они куда-то собирались, а потому Вердес сделал свет помягче и проследовал за ними. Пройдя не так далеко, он заметил, что насекомые собираются возле двух сидящих тел, прижавшихся спинами к стенке пещеры, и держащихся за руки. Вот они, влюблённые. Оба сидели с приоткрытыми ртами и глазами, которые словно дрожали, бегая из стороны в сторону. Если зрачки всё ещё двигаются, это значит они ещё живы. Вердес подошёл поближе и проверил пульс у девушки. Живая. С её лица, изо рта и со всего тела разбегались муравьи, которые всё это время сгрызали кожу. Осмотрев её чуть получше, Вердес заметил, как её пот словно окрасился в бледно-белый цвет, так же, как и слюни, которые пенились от соприкосновения с губами, словно пытаясь их разъесть. Да и сам пот стал чуть гуще. Вердес посмотрел на парня, с ним было тоже самое. Эта сплавленная руда попала им под кожу и смешалась с естественными жидкостями, не иначе. Муравьи всего лишь собирали её. Видимо, такая смесь им нравилась куда больше, ровно, как и мясо, потому что некоторые раны были весьма большими. Жвала этих муравьёв могли спокойно прокусывать не только кожу, но и наверняка кости. Повезло, что Вердес подоспел ко времени.

Прикоснувшись к Конраду, Вердес почувствовал, как нечто его засасывает. Не способный сопротивляться, он словно падал в бездну, пока не приземлился на освещённую ярким Солнцем поляну, окружённую домами. Домами из родной деревни Вердеса. Простые, деревянные, маленькие избы стояли вокруг него, словно создавая собой некую арену. Солнце хоть и светило ярко, всюду была знойная серость. Напротив Вердеса было зеркало, в котором виднелось отражение. Отражение всё приближалось, хотя Вердес никак не двигался. Он оглянулся ещё раз, это действительно были дома его деревни, такие, какими он их помнил. Неразрушенные и несожженные. Он поднялся и медленно пошёл к зеркалу, впервые за долгое время испытывая лёгкую панику. Отражение становилось всё чётче, он видел, как в нём горели дома, что стоят позади. Вердес обернулся. Позади всё было в полном порядке, не как в отражении. Вердес продолжил идти к зеркалу, пока не увидел своё отражение: изуродованное, чудовищное. По всему лицу были полосы разъеденной кожи и порезы, голубые глаза стали кислотно-зелёными, губы и вовсе пропали, были лишь белые зубы с явными жёлтыми пятнами. Клочья волос отпали, оставив от некогда прекрасной шевелюры жалкие обрывки.

- Вердес. – горловым шёпотом произнесло отражение. – Ты помнишь, что случилось?

- Помню. - спокойно отвечал Вердес, припустив голову.

- Ты не остался с ними. Не помог всем, кто нуждался.

- Я и не мог. Я сделал то, что было в моих силах.

- И что это тебе дало?

- Деревня снова жива.

- Но она другая. Мы могли бы сделать её прежней.

- Мы? - удивлённо поднял голову Вердес.

- Мы. Я и ты. Мы можем вернуть всё обратно, сделать всё лучше.

- Нет. Это невозможно. Мы не сделаем с этим ничего.

- Тогда это сделаю я.

Отражение протянуло руку, и та вышла из зеркала. Оно схватило Вердеса и притянуло к себе. Он очутился на той же арене из домов, только на этот раз всё было вытянуто. Зеркало находилось далеко от обоих, а за ним появилась статуя полуголого мужчины, прикрывающего глаза и лоб рукой. На его лице виднелась лишь ехидная улыбка. Кровавые узоры на груди походили на глифы древнего языка. Вердес резко поднялся, увидев, что его отражение идёт к зеркалу. Что бы сейчас ни происходило, нельзя было дать ему добраться до туда. Вердес напрягся, попытавшись захватить его ногу, вот только магия не удалась. Растерявшись от неожиданности, Вердес не придумал ничего лучше, как броситься на своё отражение. Сделав резкий рывок в его сторону, Вердес попытался на него накинуться, но в ответ получил удар мечом.

Кровь. Впервые за долгие годы. Кровь шла из руки Вердеса, как из настоящей раны. Ошарашенный, он кое-как поднялся с земли и решил просто бежать в сторону зеркала. Благо отражение лишь вальяжно шло, даже не пытаясь ускориться. Добежав до этого злосчастного зеркала, которое всё также показывало мирную деревню за собой, Вердес попытался прыгнуть в него, но ударился. Зеркало треснуло, но не разбилось.

Отражение уже оказалось позади.

- Ты так хочешь увидеться с ним? – произнесло оно самодовольно – Он будет очень рад.

Оно пнуло Вердеса, и тот оказался в странной пещере, что спускалась вглубь словно спираль. Вокруг были порушенные каменные дома, которые словно стенкой загораживали проход. С потолка свисала та самая белая руда, что на этот раз она ярко освещала всю пещеру. Двое взяли Вердеса под руки, Нэле и Конрад, изуродованные как отражение, без губ, с кислотными зелёными глазами и прожжёнными полосами на лицах. Они безвольно вели его вперёд по спирали, опускаясь всё ниже и ниже. Сил не было ни на что, Вердес лишь оглядывался по сторонам, замечая таких же испорченных людей возле домов, которые словно выходили посмотреть на происходящее. Все они очень сильно напоминали жителей родной деревни.

Через время стало видно странный трон, вокруг которого витало три огромных духа, смахивающих на людей. Они были странно вытянуты, в балахонах, прикрывающих лица. На лицах же еле-еле виднелась ехидная улыбка и глифы древнего языка на щеках. На троне же восседал мужчина, носивший лишь штаны и странную шкуру на шее. Он выглядел высоким и стройным, по всему зелёному телу были расписаны кровью глифы, как и на лице. Вместо глаз на лбу был один, кроваво-красный, раскрашенный по сторонам странными узорами. Заметив Вердеса, он встал со своего трона и медленно подошёл.

- Вердес. – низким и самодовольным голосом произнёс циклоп. - Я ждал тебя очень долго. Сколько лет прошло с падения твоей деревни?

- Много. – болезненно отвечал Вердес. – Чего тебе нужно? Кто ты?

- О, мой дорогой. Я тот, кто дарует вторые шансы. Твой народ не хотел себе той участи, никто бы не хотел. – циклоп встал с трона и принялся расхаживать вокруг Вердеса, активно махая руками. – То, что случилось тогда - великая трагедия, и пусть даже я причастен к ней, мне всё равно их жаль. Они никогда не должны были находить эту шахту, она была не для твоих людей. И всё же, явился ты и помешал мне. Помешал дать невинным людям второй шанс.

- Так это всё из-за тебя?

- И да, и нет. Моя шахта была ловушкой, но не для твоих людей. Они попали в неё случайно, и я это поздно заметил. Но я бы дал им возможность вернуть всё как было. Дал, если бы ты не вмешался.

- Это был второй шанс? Ты превратил их в чудовищ!

- Ты судишь лишь по оболочке, Вердес. Не стоит. Теперь ты и сам попал ко мне. Готов ли ты дать этим людям второй шанс?

Вокруг собралась куча искалеченных людей. Летающие вокруг духи собрались возле циклопа и стали подбираться к Вердесу.

- Нет. Это не второй шанс. Что было, то уже не исправить.

- Ты же сам того хочешь. Я это чувствую. Всё-таки ты пришёл ко мне.

Вердес огляделся. Ни Конрада, ни Нэле рядом не было. Циклоп смотрел прямо в душу. Вердес и правда мечтал всё это время вернуть жителей своей деревни к жизни, хоть как-то дать им возможность спастись от того, что случилось.

Циклоп протянул руку, духи стали летать вокруг. Вердес чувствовал, как душа его покидает, то единственное, что осталось после той ночи. Он лишь мирился с судьбой, принимая то, что не смог защитить своих близких. Он сделал то, что мог, что было в его силах. Пусть он принёс себя в жертву, часть деревни всё же выжила, деревня выжила. “Разве это не главное?” – задумался Вердес, принимая свою участь. Ему было невероятно жалко всех тех, кто сгинул в ту ночь, но стоит ли так упиваться, когда жизнь продолжилась? Скорбеть – это нормально, но прошлое неисправимо, как бы мы ни хотели. С этими мыслями Вердес готовился потерять свою душу, как вдруг магия четырёх ослабла. В одно мгновение Вердеса вынесло из своего тела, как и двести с лишним лет назад. Он вновь оказался в пещере перед Конрадом и Нэле.

Подняв магией камень, что лежал на полу, он тыкнул им Конрада, и тот, к счастью, очнулся.

- А-а, призрак! – сплюнув, слабо прокричал парень.

- Ты меня видишь? – удивился пришедший в себя Вердес. Парень лишь кивнул. - И слышишь тоже? – парень вновь кивнул. – Отлично.

- Т-ты призрак шахтёра?

- Нет. Я тот, кого вы зовёте хранителем деревни.

Конрад раскрыл глаза в диком удивлении.

- Бери свою возлюбленную и уходи отсюда как можно скорее, ясно? Я в этом помогу.

- А волки? Мы от них спрятались. – испуганно говорил парень.

- Их давно уже нет. Давай, поднимайся и уходим. Если нужно будет, переждём в горах эту ночь. Я буду с вами. Защищу от всяких волков и прочих опасностей.

- Но как?.. Ты ведь призрак!

- Я – душа, а значит, могу колдовать.

Вердес потянул руку и схватил магией Нэле, приподняв её. Конрад оклемался и вскочил, закинув руку Нэле за плечи. Вместе они поволочили её из пещеры, следуя свету, что создавал Вердес.

 


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...