Мария Ершова

За мир

- Ты это не потянешь. Да тебе и не обязательно.

Двое моди заправлялись энергеном+ в дополнительной столовой.

Разрешение на посещение дополнительной столовой старались приберечь для особенного случая, например, встречи одногруппников или перед трудным первым заданием. На крайний случай, карточку разрешения могли отдать как взятку или оплату за услугу. А уж энерген+, не только повышающий уровень энергии, но и стимулирующий выброс дофамина, уместно было разве что начальнику наливать! Девушка за стойкой украдкой пожала плечами. Не в ее возможностях было критиковать посетителей, да и спрашивать о чем-либо, но отчего же не удивиться про себя.

Двое парней были сейчас единственными посетителями заведения, и девушка краем глаза разглядывала их. Один высокий, плечистый и размашистый, покровительственно положил руку на плечо второму. Второй парень и помельче, и похлипче, и побледнее. Девушка даже не сомневалась, оба они – модифицированные люди или моди, как принято было сокращать. Брови густые, сросшиеся на переносице, радужки глаз мутно-серого цвета, движения четкие, точно выверенные, ни одного лишнего. Хотя присмотревшись, девушка заметила странность. Обычно лица моди были совершенно невыразительными. Как говорил о них ее парень: «Морда кирпичом, так бы и вмазал!» И лица этих двоих, когда вошли, были стандартно нейтральными. А вот сейчас, надо же, общались почти как нормальные люди, улыбались, удивлялись, огорчались… Немыслимо!

Второй и седьмой были одногруппники. А это значило, что они знали друг друга с самого появления на свет в восьмой лаборатории, прошли стадию личинок в соседних капсулах, а после, во время первичного обучения, до трех лет сидели за соседними учебными кристаллами. Бок о бок проходили тесты, избегая выбраковки, перешли в четвертую колонию и преодолели общее обучение. И хоть главное тестирование и распределение разделили их по разным направлениям, спустя три года специальной подготовки одногруппники попали в одну программу – программу экспансии.

Второй был счастлив и горд. Ведь программа экспансии объединила когда-то весь материк Ливис, единственный обитаемый на планете Ливэни. С его модификациями он рассчитывал в лучшем случае на отдел безопасности, а в худшем – направление на борьбу с мутантами. Но в экспансии вдруг понадобились крепкие модифицированные парни с укрепленным телом, сильной регенерацией и быстрой реакцией для участия в очередной экспедиции. И туда же требовались внимательные моди с развитой мелкой моторикой и высоким уровнем усидчивости. Поэтому Седьмой, получивший на тестах соответствующие баллы в этих качествах, вступил в эксплуатацию как помощник инженера.

А сейчас наступил последний вечер, когда они могли встретиться и поговорить, ведь с завтрашнего дня команда экспедиции начинает заключительную стадию, и никого из них не выпустят из Центра подготовки.

Карточек доступа в допстоловую было не жаль. Не каждый же день они принимают участие в таком великом событии! Ежедневно все обитатели Ливэни слышали из новостных маг-кристаллов, как тот или другой знаменитый человек рассказывает о значимости экспедиции. А верховный понтифик в светлый день шестерика всегда повторял, что Великий Лив благословляет экспансию и сопутствует экспедиции своей святой силой. Так как же тут не возгордиться?!

- Нам говорили в Центре, что в том мире очень много древесины, ты представляешь? Де-ре-ва! Настоящего! Это же какие ценности, Сед! Сколько великолепных и нужных вещей можно будет из него создать! Как художник, ты должен понимать такие вещи! – возбужденно вещал Второй.

- Я не художник, Рой. Я помощник инженера, - сдержанно отвечал Седьмой.

- Ах да, я все забываю! Но как инженер, ты тем более должен понимать масштаб! А животные! Ты представляешь, животные! Преспокойненько ходят туда-сюда и ждут, когда мы до них доберемся! А ведь это настоящее мясо, прекрасные шкуры, натуральная кость и шерсть! Да и не просто звери, а еще и магические, Сед, можешь представить?!

- Магические? Как… драконы? – осторожно и с надеждой спросил Седьмой.

- Да, и драконы! И Пегасы! И оборотни, и много кто еще! Да я готов умереть за этот мир!

- Да. И я тоже, - завороженно глядя на друга проговорил Седьмой.

- Ты это не потянешь, Сед. Да тебе и не обязательно, - посерьезнел Второй.

- Ты прав, Рой. Я ведь всего лишь инженер… - сразу отступил Седьмой.

- Помощник инженера, - поправил Второй.

- Ты прав, - повторил Седьмой.

Он не стал признаваться другу, что даже не подумал о ценности древесины или магических ингредиентов. В воображении Седьмого вновь всплыл давний образ: бесконечные непроходимые леса, полные диковинных зверей, сверкающие на солнце синие моря, драконы, пегасы, сильфиды… Живое небо и живая земля.

- … настоящие дикари! – продолжал что-то рассказывать потерявшемуся в мыслях собутыльнику Второй. – Ходят куда хотят, никакой дисциплины! Короли у них такие же оборванцы, как и простолюдины, ничем не отличаются от быдла! Никакого сравнения с нашей элитой!

Он уважительно выделил голосом слово «элита».

- Ну ничего! Мы их научим чтить систему!

Седьмой с готовностью кивнул, размышляя о величественных королях, отважных рыцарях и прекрасных принцессах! «Вот если бы мы были там, Рой наверняка был бы великим рыцарем. И спас бы какую-нибудь принцессу. А я написал бы их свадебный портрет…»

- Эй, приятель! Сед! Ты уже поплыл, что ли? Давай, допивай и пошли, наше время заканчивается.

 

Жизнь – это железный голос из кристаллов.

«Приказ. Вечерний туалет, отход ко сну».

Как стук сердца.

«Приказ. Подъем, утренний туалет, построение».

Неотступный от лаборатории до утилизатора.

«Приказ. Утреннее восхваление».

Впитанный со смесью из автомата кормления.

«Приказ. Получить утреннюю норму в столовой в порядке очереди».

Прекрасный и ненавистный.

«Приказ. Приступить к работе».

Одновременно двигатель и якорь.

- Восемь Ноль Семь. Приказ. Выход на поле, установка деталей 106-01, 106-02 и 106-05, это тридцать первый магический контур, не забудь схему.

- Принял, старший.

Тяжелый ящик с деталями и инструментами. Грубый неудобный костюм, который здесь уважительно называли «несгибаемый». Очередь в шлюз. Пыльно-ржавое небо и пыльно-серое пятно солнца. Песок и воздух, земля и небо. Сквозь переливы пыльного ветра по огромному стартовому полю медленно ползут пылинки двуногих функций. В центре возвышается огромное металлическое яйцо экспедиционной капсулы, покрытое почти завершенными магическими построениями и чешуей защитных плит. К горькому запаху дыхательной маски привычно примешалась остринка ядовитого воздуха.

Деталь 106-01, закрепляется согласно схеме.

Где он сейчас, тот мальчик? Учится где-то там, где учатся дети элиты? Или уже служит Системе и Великому Ливу? А может, веселится с друзьями под жив-куполом, среди зелени, цветов, прекрасных животных, птиц и насекомых? Сколько он уже прочел книг, подобных Той?

Деталь 106-02 большая и тяжелая. Для ее крепления нужны большие резьбовые фиксаторы. Вот эти.

«История Ливэни для детей» с большими яркими картинками. В общий учебный курс моди не входит история, им не надо знать, как жили поколения предков, ибо у моди нет родителей. Начало их истории в лаборатории, конец в утилизаторе.

Деталь 106-02 с грохотом упала на камень поля. Если бы она была хрупкой, в схеме указали бы двух помощников инженера. Вторая попытка.

Зеленые, голубые, серебристые, розовые леса, озаренные добрыми лучами солнышка... Сверкающие воды озер, рек, морей… Разноцветные сильфиды, светлячки фей, крылатые единороги, опасные и прекрасные драконы… Злой крючконосый волшебник, прекрасная принцесса в черной башне, светоносный ангел-спаситель во главе войска отважных рыцарей и умных магов … Живые небо и земля, которых когда-то называли Отцом и Матерью.

106-02 установлена. Руки дрожат. И очки запотели. Но надо продолжать.

За каждую возможность заглянуть в Ту книгу приходилось заплатить нелегкую цену. Мальчик учился руководить моди, для чего в его распоряжение и отдали двух модифицированных ровесников, но кто же учится без ошибок? Самой простой и приятной расплатой были рисунки Седьмого, которые мальчик приказывал рисовать, а потом забирал. Но до того, как он увидел Седьмого, рисующего веточкой на песке, и оценил его способности, цена была более болезненной… И кто знает, может быть, Старшие попытались бы выручить двух юных моди? Но все, что происходило под жив-куполом, оставалось под жив-куполом.

Деталь 106-05 очень длинная. Для установки понадобятся 36 фиксаторов номер 8,5.

Рой разделял расплату с Седом и потом ругал его за дурацкие желания. Сед даже думал, что Рой осуждает его желание рисовать. Но тот никогда не рассказывал Старшим о интересе Седа к истории и о рисунках. А однажды Рой похвалил творение Седа. Тогда Сед и понял, что Рой его настоящий друг.

«Приказ. Покинуть поле и готовиться к приему дневной нормы».

Шлюз и раздевалка. Не модифицированные уборщики острят:

- Пришел наш худой и пыльный Седьмой!

- Он же Седьмой, потому и тощ, как его имя!

- Седьмой, почему твой «несгибаемый» такой пыльный, хуже, чем у нас, уборщиков?

- Так это он помогал поле чистить в качестве метлы!

Седьмой про себя подумал, что «несгибаемого» охотнее назвал бы «бестактным», так он ему тер.

- Слыхали, у магов сегодня еще двое моди зажарились!

- Вот растяпы!

- Маги или моди?

- И те, и те!

- Да что моди? Новых наштампуют.

- Болван! За перерасход все отделение останется без допресурсов!

- Система мудра. После старта будут нам плюшки, не боись...

 

«Приказ. Вечерний туалет, отход ко сну».

После слов «вечерний туалет» Седьмой заткнул уши пальцами, и когда все в комнате заснули, подошел к окну. Кроме стены соседнего корпуса со спящими окнами его глазам был доступен клочок неба в зените. День простоял практически ясный, даже пятно солнца проступило сквозь тучи, и Седьмой надеялся увидеть вселенную с ее далекими мирами. Он прикрыл рот рукой, чтобы не затуманить стекло дыханием и замер на подоконнике на коленях в позе ожидающего чуда фанатика.

И чудо свершилось. Кто-то могучей рукой раздвинул мешанину неба с землей, и Седьмому из бездны подмигнуло яркое крупное голубое зернышко. Это был второй спутник Ливэни, а не далекий живой мир, но Седьмой этого не знал. Он смотрел так, как умирающий от жажды пьет, жадно, неотрывно. Он видел густые леса и блестящие озера, фей и сильфид, единорогов и драконов, принцесс и рыцарей, Отца и Мать… На смену жажды нахлынула волна – стремление защитить, заслонить собой хрупкое живое зернышко.

За спиной всхрапнул сосед и чудо ускользнуло. Продолжилась борьба неба с землей. Кто кого стремился захватить? «Опять экспансия» - подумал Седьмой.

 

В день старта все очень нервничали. Приказов было больше, чем обычно. Седьмого гоняли то на поле, то в маг-отдел, то в лаборатории. Когда он снова спешил к капсуле, услышал, как говорили, что экспедиционная группа надевает боевые костюмы.

Перед выходом на поле Седьмой заглянул в подсобку уборщиков и выдернул длинный и крепкий синтетический прут из метлы. Его пришлось прятать в рукаве, карманов в «несгибаемом» не предусмотрено. Добрался до капсулы, приступил к выполнению приказа проверить крепеж защитных пластин седьмого сектора. Так он тихонько работал даже тогда, когда закончили проверку других секторов, когда группа в боевых костюмах подошла к стартовой площадке, когда все члены экипажа, в том числе и Рой, заняли места в капсуле и за ними наглухо закрылся люк.

Услышав команду «Готовность десять минут», Седьмой снял капюшон и прутом ткнул себе в одно ухо, затем во второе. Не обращая внимание на кровь и боль, быстро снял одну из защитных пластин. Под пластиной открылся проводящий энергию канал, маленькая часть одного из магических построений, покрывающих всю капсулу. Измазанным красной кровью прутом Седьмой заткнул канал и вернул защитную пластину на место. Затем забрался в щель между деталями стартовой опоры, поддерживающей капсулу и замер.

Его поврежденные уши улавливали лишь какой-то невнятный шум. Ему показалось, что они вдруг стали мягкими и теплыми без постоянного железного «Приказ». А через десять минут яйцо капсулы оторвалось от опор, на мгновение Седьмой почувствовал на себе тяжесть гравитационной магии старта, будто вся планета навалилась, и…

Единороги взмахнули ему гривами, а сильфиды застрекотали трепетными переливчатыми крылышками. Король величественно кивнул, как равному, принцесса с рыцарем, обнявшись, слали воздушные поцелуи, а дракон выпустил прекрасное кольцо огня из зубастой пасти. Добрый и сильный мужчина, рядом с ним нежная и любящая женщина. Они обнимали мир, согревали своими сердцами. Они протягивали руки ему.

И он устремился к ним. Он уже не видел яркую вспышку взрыва капсулы высоко в небе над стартовым полем.


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 4,67 из 5)
Загрузка...