Николас Кох

Жажда познания

В маленькой и уютной комнате в горном монастыре. Эн сидит на своей скамье, с глазами, устремленными вдаль. Руки монашки запутаны в свитке ткани, украшенном символами и рунами.

Лилиан, ее верная подруга, входит в комнату, шурша своими шагами. В ее глазах видна тревога.

- Эн, мы обязаны поговорить. – сказала она взволнованно.

Эн поднимает взгляд и смотрит на Лилиан, видя в ее глазах некий вызов.

- Что тебя беспокоит, Лилиан?

Лилиан подходит ближе и опускается на колени перед Эн.

- Знаешь, до меня дошли слухи, что кто-то в нашем монастыре интересуется черной магией и даже проник в запретную секцию библиотеки. Я боюсь за тебя, Эн.

Эн смотрит на Лилиан с некоторым сомнением, но улыбается.

- Лилиан, я здесь уже много лет и никогда не видела силы такой магии. Она опасна, да, но я уверена, что силы воздержания всегда побеждают. Я не боюсь.

Лилиан касается плавно рукой лица Эн, и в этот момент она чувствует, как ее жизненная сила медленно исчезает, оставляя ее слабой и безмолвной. – Она резко одёрнула руку, все еще чувствуя покалывание и слабость на кончиках пальцев.

- Эн... что... что ты сделала? – с трудом вымолвила она.

Эн, испуганная и ошеломленная, отступает назад, осознавая свою вину.

- Извини... Я не хотела... это нечто, что я не контролирую... Я... я умоляю, прости меня!

Лилиан, силой воли, старается подняться с пола и обращается к Эн.

- Не беспокойся, моя подруга. Я все понимаю. Ты несчастна, потому что не можешь контролировать свои магические способности. Но я знаю, что в тебе скрывается доброе сердце.

Эн опускает голову, но ее глаза полны решимости.

- Нет, Лилиан. Я больше не могу стоять в стороне, вредя другим. Я должна научиться контролировать ее, защищая тех, кого я люблю. Я... Я сделаю все возможное, чтобы победить эту темноту.

Лилиан встает и объятиями сжимает Эн, окутывая ее теплом и поддержкой, но не прикасаясь к ее лицу.

- Мы с тобой, Эн. Вместе мы справимся. И пусть темная магия пытается поглотить этот мир, наше добро и сила победят. Верь в себя, моя дорогая подруга.

Звуки затихают, оставляя только запах ладана и неуверенное сияние надежды в глазах Эн и Лилиан. Их судьбы неизвестны, но их решимость противостоять темноте или не совсем.

Тем, кто проникал в запретную секцию библиотеке была Эн, но она не шала там желаемого. Поэтому сегодня ночью ее экспедиция повторилась. Она взобралась на верхнею полку, где хранились самые древние и темные фолианты.

Лестница под ногами Эн зашаталась и соскользнула на пол, за ней свалилась и Эн.

Она ударилась головой, потерла затылок и посмотрела вверх. Над ней высилась фигура в белой рясе.

- Матушка Гретель?!

- Анна-Каролина! Как ты смела проникнуть в запретную секцию библиотеке?

- Простите. Я хотела лишь почитать.

- Почитать о темных искусствах? Это недопустимо! В здесь чтобы отучится от этой дряни. Я всю дурь из тебя выбью.

Хлыст разрезал воздух и разорвал кожу на нагое Эн. Затем еще один удар и боль обожгла руки девушки, которыми она защищалась.

- Будешь знать, как нарушать правила. – Гретель подняла ее за ворот и поднесла к лицу. – А теперь одевайся и мигом на улицу чистить свет. И только попробуй опять проколоться, одной плеткой не отделаешься.

Эн снова почувствовала ногами землю о побежала подальше от матушки Гретель. Она накинула белую шубу из кроликов и, хромая, вышла на улицу. Ее лицо тут же ударил морозный ветер, на щеках проступил алый румянец, а глаза ослепил сверкающий утренний снег, который покрывал все вокруг замка и горного пика.

Девушка оторвала примершую лопату от каменной стены и принялась сгребать снег с дороги в один большой сугроб, собранный другими провинившимися да нее.

Во время работы она замети черного кота, что терся о стену прямо около обрыва. Эн огляделась и, убедившись, что никто за ней не следит, бросила лопату и прокралась к животному. Обычно все животные сторонились ее и сразу убегали куда подальше. Наверно, они чувствовали ее пагубную сущность и боялись, что она к ним прикоснётся и убьет. Но Анна не собиралась упускать такой шанс прикоснутся к чему-нибудь такому маленькому и пушистому.

Она подошла к обрыву. Кот выгнул спину, раскрыл пасть и зашипел. Эн присела и прыгнула на него. В этот же самый момент кот скакнул в сторону. Девушка упала в снег.

- Проклятье! – выкрикнула она и тут же одумалась, понимая, что с ней будет если кто-то из взрослых это услышит.

Эн оперлась о землю и начала вставать, но одна рука соскользнула с обрыва и потянула за собой все ее тело. Девушка кубарём покатилась вниз по склону. Несколько кульбитов и ее спина встретилась мягким снегом, что не остановило ее от болезненного крика.

Она встала на ноги, отряхнула белую шубу и огляделась. Вокруг росли лишь ели, которые между собой складывались в непроглядную стену. А над ней высился пологий склон в несколько десятков метров.

Мороз крепчал. Эн обняла себя руками и принялась тереть бока, чтобы согреться. Здесь, в низине было куда более холодная атмосфера чем вверху, за стенами цитадели. Девушка наставила ладони на ель в желание поджечь и согреться, но ее магическая энергия была на нуле. Да и темное ведьмовство строго запрещено, для прислужниц Цитадели покаяния. Для творения колдовства ей требовалась жизненные сила живого существа.

Эн принялась собирать опавшие ветви и складывать их в одну кучу. Оная взяла одну довольно толстую ветвь и уткнула ее острием в гору хвороста и начала раскручивать ее ладонями. Лишь темная струйка дымка вырвалась вверх. Девушка нагнулась и раздула тлеющие ветви. Маленькая искра разгорается и вот виднеется крохотный язык пламени. Она раздула пламя краем шубы. Огонь разгорелся. Эн присела на колени, приблизилась максимально близко к костру и выставила руки в толстых перчатках вперед.

Тепло окутало ее тело. Хоть что-то хорошего она нашла в этой низине, наполненной холодной смертью.

Внезапно в стороне что-то хрустнуло. Эн оглянулась и нащупала на снегу большую метровую палку, не подошедшую для костра.

Внезапно, тишина нарушается рычанием, проникающим сквозь лесную чащу. Внушительная фигура огромного волка вырывается из-за туманного плена, двигаясь быстро и легко по толстому слою снега. Его глаза светятся ярко-желтым огнем, отражая его жажду крови и неукротимую ярость.

Волк рычит и летит на Эн, его зубы сверкают в лунном свете. Он выказывает свою силу и скорость, нападая с безжалостной жестокостью. Девушка неудачно уклонилась и упала на снег. Волк запрыгнул на нее, своим сильным телом придавливая ее к земле.

Сосредоточивая всю сваю силу, Эн стягивает с руки перчатку. Она тянется к волку, ее рука трясется от холода и страха.

В тот миг, когда ее рука касается волка, все внезапно замирает. Волк вопит от боли и извивается, его тело будто иссушается. Он падает на бок рядом с девушкой будто никогда и не жил.

Теперь снежный лес возвращается к своему мирному состоянию. Эн встала и застыла неподвижно, вздыхая после тяжёлой битвы. Ее глаза все еще горят, но теперь они отражают уверенность и победу. Лес окутывает ее тихим шепотом благодарности, и снег продолжает падать, словно маленькие хрустальные частицы, завершая эту сцену.

Из глубины леса доносится глухой грохот и хруст снега. Внезапно, на горизонте появляется фигура могучего варвара. Он одет в грубую кожаную броню, а в его руках блестит отразившийся в лунном свете меч. Секира висит у него на поясе, готовая порубить дерево на части.

Безмятежные минуты рушатся, когда варвар рвется в атаку. С его ревом сотрясается воздух, и тяжелые шаги покрывают трескающейся снег. Он размахивает своей секирой, рубя в воздухе огромные и тяжелые удары. Он мстил за волка, ведь это был его любимы питомец. Эн едва успела создать магический щит для своей защиты, потратив последние отголоски впитавшейся жизненной силы.

Варвар, распаляясь бешеной яростью, все более наступает, нанося секирой глубокие раны на теле девушки. Ее белая шуба стала пропитываться кровью, но Эн не падает. В то время как она кровоточит и изнывает от боли, внутри нее зреет слепящая яркость энергии.

И наконец, Эн вызывает в себе последнюю силу, чтобы переломить ход битвы. Она вытягивает свою обнаженную руку вперед. Внезапное касание сбрасывает варвара со своих ног и лишает его силы и воли.

Эн, удерживая последние остатки сил, медленно приближается к покоренному врагу. Она кладет руку на его грудь, передавая свою темную магию. Варвар вопит от боли, его сила и жизненная энергия стекаются из него, оставляя его беззащитным и лишенным сознания. Он встает на ноги как новый раб своей новой госпожи. Эн взобралась на него и приказала следовать к воротам цитадели.

Темные тучи собираются в небе, затмевая цитадель темным и холодным покровом. Хрустальный месяц освещает путь Эн, когда она на спине своего мертвого слуги, приближается к массивным воротам. Они изготовлены из тяжелого металла и украшены устрашающими кованными узорами, символизирующими не только богатую историю этого места, но и его опасность.

Когда Эн ступает на мост, ведущий к воротам, стражницы, охраняющие эти святые стены, поднимают копья. Их доспехи горят ослепительным медным светом, а их оружия сверкают, будто заговоренные. С полными самоуверенности и гордости лицами, они встают на пути Эн, которую несет на себе мертвец-слуга.

Он, безразличный к проблемам, держал на спине Эн, его глаза лишены всякой жизни, а кожа покрыта гниеньем. От его переступающихся шагов отдается вибрация, вызывая недоверие у стражниц. От рассыпающихся частей тела мертвеца веет тухлым запахом.

Стражницы принимают боевые позиции, теперь уже ясно, что они могут не терпеть существ, таких как живые покойники – символ тьмы, отпрысков мертвецов и порока. Все слишком тихо и холодно, когда копья направлены против Эн и его безмолвного слуги.

Безмолвная битва разворачивается между ними. С силой и навыками стражницы двигаются смертоносными ударами на мертвеца. Свист копей, сверкание стали отдается со всей силой в громчайшем хоре.

Зомби, не находящий в себе ни силы, ни способности защитить свою хозяйку, падает на колени, теряя кусок плоти с каждым ударом копья. В конечном итоге, шея зомби отсекается широким лезвием копия, расцвечивая воздух кровью и тушами. Он падает навеки, оставляя прах и смерть за собой. Обессиленная Эн рухнула рядом.

Стражницы оказываются рядом с Эн, сжимая ее тело и защелкивают кандалы на ее запястьях и щиколоток. Руки и ноги закованы в холодное железо, ограничивая каждое движение девушки. Ее гордое посвящение, старания и доблесть поглощены здесь, внутри этих священных стен.

Бледная цитадель вновь поглощает Эн в свои объятия, заточая ее внутри этих древних и крепких стен. Но никакие оковы или заклинания не смогут умертвить огонь, который горит в сердце Эн. Ее магическая сила вселяет надежду, что когда-то она сможет снова расправить крылья и стать свободной. Независимо от спускающегося зловещего мрака цитадели, который жаждет удержать ее.

Эн и Лилиан сидят на старом каменном полу, свет падает сквозь узкое окно, озаряя их лица. Лишь теремные железные прутья разделяют их.

- Лилиан, я все понимаю, что монахини учили нас, что темная магия — это зло. Но я думаю, что они неправы. – вздохнула Эн.

- Эн, не говори глупостей. Ты ведь знаешь, что магия привела нас в этот монастырь! Мы должны излечится от ее пороков. – настойчиво заявила рыжеволосая девушка.

- Да, темная магия вызвала мою силу и помогла мне справиться с теми, кто хотел убить меня. Она помогла мне выжить, Лилиан. Нам не следует пренебрегать этой силой.

- Но эта сила стоит огромной цены. Она отнимает у нас человечность, превращает нас в убийц. – она была чрезмерно серьезна.

- Убийц? У меня была магическая сила, которая помогла мне защититься, Лилиан. Я не чувствую себя убийцей.

- Но Эн, ты можешь научиться другим путям, без магии. У нас есть наша вера, наша сила света.

- Моя вера в тьму и в то, что она может помочь нам. Нет, я не говорю, что нужно злоупотреблять ею, но мы можем использовать ее для освобождения. Мы можем сбежать из этого места, Лилиан.

- Эн, это опасно. Если тебя поймают, тебе может грозить еще большая казнь.

- Я предпочитаю риск развеяться вне этой камеры, чем сидеть здесь и ждать, пока меня снова запрут. У меня есть время на подготовку и мое знание магии может стать лучшим оружием.

- Я не знаю, Эн... Я боюсь потерять себя в этой тьме. – не уверено сказала Лилиан.

- Не бойся, Лилиан. Мы с тобой вместе, и мы будем друг для друга опорой и светом в этом мире. Если мы будем верить в себя, то все получится.

Эн и Лилиан смотрят друг на друга, в их глазах видна смесь решимости и страха. Они обнимаются через железную решетку, зная, что их решение может изменить судьбу.

- Прости, Эн, но я и так не могу. Мое место здесь, но и тебе я препятствовать не буду. Прощай.

Лилиан покинула тюремный блок. Эн разрывала злость. Она жадными глазами смотрела на крысу, копошащеюся в углу тюремной камеры.


Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...